32-й Кременчугский пехотный полк

0
Горожане
+ 280
Великий Гуру
Скат
16:32, 28.12.2018
Алленштейнский эпизод. Часть 3.

Примерно в двух километрах от места боя на шоссе западнее Кортовского озера растянулись на пространстве больше километра свыше сотни повозок обоза в сопровождении двух взводов пехоты, до окончания боя они уже не могли двигаться ни вперед ни назад. И тут со стороны леса расположенного южнее появились густые цепи немцев в количестве двух рот. Поднялась паника, часть повозок попытались развернуться, чтобы вернуться обратно, что привело к созданию пробки в хвосте колонны, часть попытались уехать прямо по полю где в большинстве своем и застряли, на единственную уходящую в сторону полевую дорогу попыталось одновременно въехать сразу несколько повозок и закупорило её. Часть обозников вскакивали верхом и обрезав постромки пытались ускакать, часть просто обрезали постромки чтобы отпустить лошадей и спасти их от пуль, часть обозников спряталось среди повозок, часть просто замерли на своих местах, ну а большинство просто бросились бежать. Относительно организованно отходили стрелки, которые плотным огнем не давали немцам быстро приблизиться к колонне. И благополучно отошли, прихватив с собой большинство раненных, явно чувствовалось руководство не потерявшего голову офицера. По впечатлениям немцев - сотни повозок, десятки мертвых лошадей, разрывающие душу крики раненных лошадей. Потери немцев были незначительны, русских тоже, взято было только около 30 пленных, в основном из числа обозников. Остатки колонны присоединились к остаткам авангарда и отошли на Томсдорф.

Расправившись с колонной немцы начали обход с двух сторон Кортовского озера. При этом обходившая озеро с юга рота немцев попала под огонь скопившейся на выезде из города оставшейся части обоза и его сопровождения. В очередной раз русским помогли немецкие укрепления и на этом участке немцам не удалось продвинуться. Обходившей с севера роте сопутствовал полный успех - русский взвод с офицером, прикрывавший этот участок, сдался без боя в полном составе. И обойдя озеро рота атаковала обоз с севера, огонь стрелков из-за телег заставил немцев залечь, но одновременно с юго-востока появилась ещё одна немецкая рота из подошедшего батальона немецкого 5-го полка. После этого ввиду безнадежности ситуации (трехкратный перевес противника, а если считать только строевых то шестикратный) начальник обоза послал парламентера с предложением сдачи. Всего в этом районе в районе сдались 250 человек включая 5 офицеров. Потери обоих сторон если и были, то незначительные. Входивший в состав обоза дивизионный дезинфекционный отряд в полном составе въехал на территорию немецкого военного госпиталя и сдался немецкому врачу, ещё за полчаса до этого бывшему военнопленным.

В это время на южной окраине Алленштейна две русские роты уверенно отбили атаку немецкого батальона 54-го полка, но после подхода батальона 5-го полка и, самое главное, подхода артиллерийской батареи, открывшей огонь прямой наводкой с близкого расстояния, вынуждены были оставить укрепленные позиции. Обход подошедшим батальоном справа (часть этого батальона участвовала в пленении обоза, о чем говорилось выше) привел к невозможности отступления на запад и остатки русского отряда оттянулись восточнее к железнодорожной станции и складам вокруг неё, где ещё примерно час сопротивлялись. Немцы окружили их плотным кольцом трехкратно превосходящих сил, подтянули артиллерию, и, после короткого артобстрела, послали парламентеров с предложением сдачи. После совещания офицеров предложение было принято, да и на самом деле сопротивление стало безнадежным - немцы просто расстреляли бы их артиллерией и пулеметами, да и боеприпасов практически не оставалось. Всего на станции сдалось 430 человек включая 6 офицеров, среди которых было большое число раненных.

В северной части города через полтора часа после начала немецкой атаки, посчитав что задача выполнена, русские начали отход. Он проходил в самых тяжелых условиях - немецкие горожане и укрывшиеся солдаты с крыш, чердаков, подворотен, из-за заборов и деревьев открывали огонь по русским солдатам. Стреляли даже женщины. Да и до этого после начала боя начались нападения на патрули, одиночных солдат и была полностью прервана связь между группами - послать приказ с одним-двумя солдатами стало просто невозможно. Фактически небольшие отряды русских солдат остались островками во враждебном городе. На отходящие русские отряды обрушился огонь пулемета из дома для душевнобольных (где скорее всего укрыли под флагом Красного креста не успевших отступить при приходе русских войск немецких солдат). В результате отступающие отряды были рассеяны и прорывались небольшими группами. Одновременно в город ворвалась немецкая кавалерия и с помощью местных жителей начала охоту на рассыпавшихся русских солдат. Часть из них смогла прорваться к ратуше, часть сдалась кавалеристам или была схвачена местными жителями, часть попряталась (последнего солдата нашли через пять дней!!!), а часть была зажата в домах и сараях и отстреливалась, последние точки сопротивления были подавлены только к позднему вечеру.

К 15.30 немцы окружили ратушу - последний оплот русских в городе. Только через час в 16.30, после того как немцы подтянули артиллерию и сделали предупредительный выстрел по ратуше, русские в количестве 4 офицеров и 79 нижних чинов сдались. Всего в городе немецкими солдатами были пленены около 300 человек, ещё 22 были переданы местными жителями (это не считая найденных позже). Некоторые солдаты, скорее всего из захваченных горожанами, были зверски убиты - у некоторых тел были выколоты глаза, вспороты животы, отрезаны половые органы. Справедливости ради, судя по немецким данным, русские солдаты вели себя в городе не самым лучшим образом - были многочисленные случаи грабежей и побоев и несколько случаев изнасилований. Так что, учитывая уже воспитанное в немцах к тому времени чувство превосходства над остальными людьми, эксцессы подобного рода были неудивительны.

Алленштейнский эпизод. Часть 4.

Прибывший в Алленштейн генерал Клюге со своим штабом присоединился к кавалеристам 1 резервного гусарского полка и отправился в погоню за отступающими русскими, при этом бросив командование остальными силами авангарда! В результате главные силы авангарда оказались представлены сами себе и не оказали помощи в боях, которые происходили всего в нескольких километрах от них! В 5 км к западу от Алленштейна у поселка Томсдорф кавалеристы догнали отступающих русских, которые заняв удобную позицию уверенно отбили несколько атак. Попытка обойти левый фланг не удалась, несмотря на несколько посланных ординарцев подкрепления не прибыли (как и ординарцы), отправленные на штабном автомобиле подполковник Энглер и майор Нордман попали под обстрел (причем из-за частой стрельбы считали что попали под пулеметный огонь, хотя ни одного пулемета у русских в Алленштейне не было) и вынуждены были возвращаться пешком. В результате просьба о подкреплении пришла в город уже в сумерках, когда выступать было поздно, а из-за опасения нападения штаб дивизии остался среди кавалеристов и только утром 29 августа соединился с основными силами авангарда.

А кто же отрезал немцев? Взвод прикрывавший дорогу на Эльблонг как только стало понятно, что город пал, двинулся на соединение со своими и, услышав выстрелы со стороны Томсдорфа, двинулся в том направлении, оказавшись в тылу у немцев. После уничтожения автомобиля отряд сделал глубокий обход к северу вокруг озера и поздно ночью соединился с остатками Алленштейнского гарнизона, уже отступавшими на соединение с главными силами. Утром они встретили остатки 143 полка, прикрывавшего основную дорогу на Гогенштейн.

Два батальона 143 полка (без двух рот - одна оставалась на прикрытии коммуникаций на территории России, а ещё одна прикрывала позицию справа и своими активными действиями задержала подход к месту боя 1-й резервной дивизии) во главе с командиром полка полковником Кабановым получив сведения о начале боя за Алленштейн начали окапываться на удобной для обороны позиции у Даретена. Полковник понимал, что если корпус подходивший к Алленштейну оказался вражеским, то только его отряд способен дать уйти из ловушки всему 13 корпусу. И он свою задачу выполнил, задержав на полдня четырехкратно превосходящие силы противника (основные силы 36 резервной пехотной дивизии), пусть и ценой своей гибели и потери большей части отряда (всего в бою у Даретена погибло 496 русских солдат, попало в плен 400 раненных). Только около 800 человек (в том числе около 400 раненных) смогли отойти и присоединиться к основным силам корпуса, остатки полка были сведены в 2,5 роты (с учетом остатков батальона из гарнизона Алленштейна и правофланговой роты).

Всего в Алленштейне немцы взяли в плен 1250 солдат и офицеров, в братской могиле было похоронено 217 убитых и умерших от ран русских (часть раненных пленных умерли в госпитале в первые два дня и были захоронены со всеми). На месте захоронения немцы поставили памятный крест с указанием "погибшим во имя чести родины". Немецкие потери составили 226 человек убитыми, раненными и пропавшими без вести, в т.ч. 1 резервный гусарский полк - 55 человек (включая бой у Томсдорфа), 54 резервный пехотный полк - 40 человек, 5 резервный пехотный полк - 131 человек. Сколько было погибших сказать сложно - в августе в Алленштейне было захоронено 153 человека, но в их число входят умершие от ран, полученных при Гумбинене, Даретене и возможно других боях. Но учитывая традиционное соотношение убитых и раненных в немецкой армии этого периода можем предположить, что число убитых в боях за Алленштейн составили 70-80 человек.


Вот такой вот скромный эпизод великой войны.
И я надеюсь - мы победим.
Больше: я уверен - мы победим. Потому что разум должен победить.

Е. Замятин "Мы"
 
Доступ закрыт.
  • Чтобы отвечать в темах данного форума Вам нужно авторизоваться на сайте