Назаров Михаил Николавевич

0
Iva
Жандармы
+ 219
Аксакал
ADSU,
Продолжение следует?
Горожане
+ 1
Проездом
Следует, следует.
И вот оно.
_____
Июнь 1917 года–это время неудачного наступления Керенского. Армия тогда разделилась на две категории-тех, кто активно продолжали воевать и тех, кто активно не желали этого. Иногда раздел проходил даже в одном полку между его солдатами и офицерами, да и между солдатами тоже. Наступление шло практически на всех фронтах, но обычно протекало в следующем виде: мощная артподготовка, удачное начало операции, после чего части для развития успеха начинали отказываться идти вперед, отчего наступление начинало буксовать, иногда буквально сразу.
«36 дивизия, взявшая две линии неприятельских окопов и шедшая на третью, повернула обратно под влиянием панических окриков сзади. 182 дивизия загонялась в плацдармы оружием; когда же по частям дивизии был открыт артиллерийский огонь, то они начали беспорядочную стрельбу по своим. Из 120 дивизии в атаку пошел только один батальон. Нейшлотский полк (22 дивизии) не только не хотел сам наступать, но препятствовал и другим, арестовывая походные кухни частей боевой линии».
А потом контрудары немцев и австрийцев, а вот даже обороняться та, вторая часть «не желающих» тоже не хотела. Отчего войска откатывались назад, зачастую даже дальше исходных позиций.
«1 гв. корпус, передвинутый из Вишневца на Тарнопольские позиции, самовольно бросил, под влиянием отхода V корпуса, Тарнополь и отошел в восточном направлении. Только гв. Петровская бригада упорно удерживала врага, потеряв за этот день 80% офицерского состава.» Это иллюстрация к рассказу о расколе в армии.
На Румынском фронте ситуация было немного иной- с 11 июля по 1 августа было сражение при Мэрешти(тогда это название читали чуть по-иному) – удар русской и румынской армий и некоторое продвижение, было отвоевано около 500 квадратных километров румынской территории. Успех достаточно скромный, но румынская армия после страшного разгрома прошлого года ощутила себя способной бить врага, а не бежать во все лопатки. Отчего сражение при Мэрешти стало символом румынской победы и доблести. В следующем месяце произошло сражение при Мэрешешти, когда немецкая и австрийско- венгерская армии пытались перейти в наступление и делали это с 6 до 21 августа. когда оно было прекращено по приказу из Берлина из-за больших потерь. А план по захвату всей оставшейся территории Румынии, чем и выбить ее из войны, а затем угрожать вторжением в южные губернии России- провалился.
Впрочем, А.М. Зайончковский, составляя «Стратегический очерк войны 1914-1918 гг.
Часть 7. Кампания 1917 года»-совершенно ничего не написал о событиях на Румынском фронте, упоминая о нем только в приложении о наличии сил армии на нем. Почему–кто ведает?
Сражения на фронте затихли, и осень в войсках прошла в разговорах о политике и как быть, за кого голосовать в Учредительном Собрании, кто в нем даст крестьянам землю, поскольку земельный вопрос волновал большинство солдат. Еще важным был вопрос о мире. Об армии в целом в то время рассказывали, как об организации, которая успешно саморазлагалась, будучи способна только пассивно находиться в окопах и не более того. Существовала, хотя ив меньшей степени, и обратная тенденция Многие части объявляли себя «частями смерти», тем самым принося клятву воевать дальше и беспрекословно исполнять все приказания начальства. 124 Воронежский полк на этом фронте осенью почти всем составом объявил себя частью смерти. Но три роты несколько дней колебались, потом и они подписали себя частью этой части смерти. Весь полк получил право назваться «частью смерти» и носить череп как отличительный знак. Поскольку никто полк в бой не бросал, воронежцы активно использовались для поимки дезертиров.
В качестве иллюстрации приведу отрывок из дневника солдата Маркелова. «И вот, однажды, я шел по дороге со штаба полка и поднял с земли листок из журнала "Огонек", читаю, заголовок гласит: - "Пророчество крестьянина тульской губернии Ильи Миронова". "Вот что было написано в нашу редакцию, в 1916-м году поступило письмо Ильи Миронова крестьянина тульской губернии. Говорят, что в наше время пророков нет, а оказывается еще и у нас есть. Конечно, мы не смогли печатать в 1916-м году, потому что в то время цензура все равно не пропустила бы, но как в настоящее время царя свергли, то можем печатать в нашем журнале. Он пишет, что в 1917-м году будет свергнут царь Николай второй и кончит свою жизнь в скитании, в 1918-м году будет свергнут Вильгельм II-й царь Германский и потеряет на руке палец. И после царя Николая вступит в правительство один человек, которому доверится весь народ, но недолго будет править - также будет свергнут, и после этого вступят в правление государством три человека: один будет из духовных, один штатский и один военный, и водворят они на земле мир и спокойствие". Когда я прочитал листок, то заинтересовала меня статейка и я принес ее своим товарищам, и мы все стали обсуждать - неужели Керенского тоже свергнут, ведь так народ ему доверяет.»
Этот листок не был забыт, и чуть позже его достали и снова стали гадать, кто эти трое? «Мы опять вынули этот листок и перечитывали несколько раз. А кто же теперь из духовных? Ленин, узнали, что он сын школьного инспектора, значит он духовный, а Троцкий - стало быть военный, поскольку был назначен военным комиссаром, а Сталин - стало быть он штатский. Вот так определили наших руководителей мы, чтецы этого листочка журнала.»
К сожалению, пока об участиях Назарова в боевых действиях 1917 года ничего узнать не удалось.
Сам он, заполняя анкету, написал так, что «когда вспыхнула Октябрьская революция, в частях войск, расположенных на фронте, началось распространяться большевистское влияние, я лично организовал братание с австрийцами» и, когда части 78 дивизии были сняты с фронта как неблагонадежные, он был избран командиром роты. Помянутый выше Маркелов тоже писал о братаниях с австрийцами в ноябре, но добавляет то, что на третий день австрийские офицеры это запретили своим солдатам.
О чем еще следует сказать, так это о том, что 78 дивизия была избрана для украинизации ее. Это было знамение времени, а именно 1917 года. Набирала силу Украинская Центральная Рада, постепенно эволюционировавшая в свих взглядах до отделения от России. Параллельно строились новые структуры, которые должны были осуществлять государственное управление, в том числе и армией. Власть в Петрограде шла на уступки, в том числе и по прагматическим причинам, рассчитывая на то, что украинизированные части приобретут высокий моральный дух.
Неизвестно истинное отношение Назарова к этим росткам нового, зато известно другое.
« в 1918 году вместе с частями 26 Украинского стрелкового корпуса я выехал из Румынии и до 31 марта 1918 года находился в Подольской губернии на охране складов. Указанного числа, когда Подолье было занято австро-германцами, офицеры были призваны на службу в Украинскую армию, я от службы таковой отказался и был демобилизован.» Дальше в автобиографии Михаил Николаевич пишет, что немецкие войска заняли и Харьковскую губернию, тогда он выехал туда, в город Белополье, где тогда жила его семья, и проживал дома, ничем не занимаясь до 10 марта 1919 года.
Это автобиография 1935 года.
В следственном деле это записано немного по-другому.
«Октябрьскую революцию я встретил с враждебных позиций. Я хорошо осознавал, что приход к власти большевиков означал для меня утрату привилегированного положения, которым я стал пользоваться как офицер, поэтому я с самого начала занял враждебную позицию к Советской власти.
«,..русская армия была снята с румынского фронта и размещена в тылу для охраны продуктов и артиллерийских вооружений, завезенных царским правительством в Румынию. Вскоре после октябрьской революции началось формирование украинских национальных частей. Из состава русской армии был выделен 26 Украинский стрелковый корпус для борьбы с большевиками. После изгнания большевиков предполагалось организация самостоятельного украинского государства. В этот корпус для борьбы с большевиками вступил и я.
Одновременно с формированием украинских национальных частей в городе Яссы генерал царской армии Щербачев при поддержке румынского правительства приступил к формированию белогвардейских отрядов для борьбы с большевиками. С целью пополнения числа офицерского состава белогвардейских отрядов генерала Щербачева им в места расквартирования 26 стрелкового корпуса были посланы офицеры-вербовщики, а частности я был завербован офицером штаба Щербачева полковником Величко. Величко я выдал тогда подписку в верности царской монархии.
18 февраля 1918 года все завербованное офицерство было собрано Щербачевым в штаб, где выступал с патриотическими речами полковник Величко и капитан Полявкин, в которой предсказывали о богатой будущности русского офицерства, после чего было приступлено к отобранию наиболее реакционной части офицерства для переброски в тыл к большевикам с задачей формирования повстанческих белогвардейских отрядов и организации опорных белогвардейских пунктов. Я тогда один из первых дал согласие пробраться в тыл красных для организации повстанческих отрядов.
Авантюра Щербачева была плодом немецкой разведки, нам же было дано задание при наступлении немцев бить большевиков с тыла
В апреле месяце 1918 года Украину начали занимать немецкие войска. Генерал Щербачев дал мне задание организовать повстанческие отряды в районе города Белополье и с приближением немецких войск поднять восстание в тылу Красной Армии.
Под видом демобилизации из старой армии я приехал в город Белополье, который к тому времени был занят немецкой армией.
Моя задача по организации повстанческих отрядов отпала.»
Это его показания от 6 марта 1938 года, автором сделаны лишь изменения- удалены вопросы следователя
Далее Назаровым сказано, что пока были немцы, он бездействовал (в смысле антисоветской работы).
На этом немного остановимся для пояснений.
В ряде следственных дел прослеживается тенденция придать подследственному характер системного антисоветчика- и в 1918 году он поддерживал такое-то правительство, и в 1919 году он был не лучше, и в партию вступил с корыстными целями, и далее поучаствовал во всех оппозиционных платформах, какие тогда были.
Здесь прослеживается та же тенденция.
Хотя надо честно сказать, такие люди существовали, и ради борьбы с большевизмом они не только из Подольской губернии в Харьковскую пробирались. но и с Балтики на Черное море, и с Тихого океана в Крым.
Помянутый генерал Щербачев-реальное лицо и описан в показаниях достаточно реально. Генерал действительно оказывал покровительство тем, кто собирался пробраться на Дон и воевать с большевиками, в формированни отряда Дроздовского ему принадлежит очень большая роль. В дальнейшем «в 12.1917-02.1918 командовал Украинским фронтом, подчинявшимся Центральной Раде. …Заключил перемирие с Германией в Фокшанах, причем добился от герм. командования согласия на сохранение недемобилизованной румынской армии. Дал согласие на ввод румынских войск в Бессарабию. 18.04.1918 отказался от должности командующего и уехал в имение, которое ему была предоставлено королем Румынии. В 11.1918 после капитуляции Германии прибыл в Бухарест, где вступил в переговоры с представителем союзного командования ген. А. Бертло. На этой встрече Щ. был вручен Большой крест Почетного легиона. Добился согласия ген. Бертло на помощь белым войскам. 30.12.1918 прибыл в Екатеринодар, где назначен военным представителем рус. армий при союзных правительствах и союзном Верховном командовании. В начале 01.1919 через Сербию и Италию прибыл в Париж. Создал представительство (с участием генералов Палицина и Гермониуса), ведавшее снабжением белых армий, пытался формировать добровольческие части из рус. военнопленных. В 02.1919 А.В. Колчак подтвердил должность Щербачева».
Жирным цветом выделен момент, очень опасный для Назарова.
Но, собственно, он и так наговорил на себя очень много, целый букет частей статьи 54 УК УССР. Поскольку он не был неграмотным обывателем, то понимал, в чем признается. Это говорит о способах получения о него признаний в этом.
Что касается змея-искусителя полковника Величко, то такой автором не обнаружен.
Есть полковник Величковский Яков Васильевич, приблизительно в это время появившийся на территории УНР и
служивший сначала ей, а потом и ВСЮР, но тождество Величко и Величковского не подтверждено.
Еще следует заметить, что есть и другие ошибки.
Например, 26 корпус не носил название «стрелкового» в Русской армии. А формирующиеся украинские полки назывались пехотными, а не стрелковыми. Последовательность создания армейских частей УНР и исторических событий тоже названа неверно и т.д.

Согласно его автобиографии, 10 марта 1919 года, когда город Белополье уже был занят войсками Красной Армии, Назаров был мобилизован в ее ряды и назначен помощником командира роты в 1 Украинском стрелковом полку в городе Сумы. Полк несколько позже назывался 35 и 37 стрелковым полком.
В протоколе же допроса от 6 марта снова изложена иная версия событий. Михаил Николаевич-де занялся тем, что от него еще в прошлом году хотели генерал Щербачев и полковник Величко, а именно начал организовывать повстанческие отряды. Едва Белополье оставили немцы, город был занят партизанским отрядом. Назаров же скрывался от мобилизации в Красную Армию и стал сколачивать партизанский отряд, для чего привлек поименно названых им шесть человек, которые названы им крупными торговцами и владельцами магазинов. «Участники созданной мною группы вели активную клеветническую агитацию против большевиков, подкупали деклассированную и социально чуждую часть населения, создавали боевые дружины для восстания против большевиков».
Дальше Назаров, согласно протоколу допроса, 10 марта был мобилизован в Красную армию, как бывший офицер, и назначен командиром роты 107 стрелкового полка.
Тут необходимы пояснения по истории 1918-19 годов. Весной 1918 после разрыва мирных переговоров в Бресте, Германия и Австро-Венгрия начали наступление на Украине. Совместно с германским войсками наступали и войска УНР как союзника Центральных держав. В апреле 1918 года была занята вся территория УНР и еще ряд областей, формально в состав УНР не входящих. Но вскоре немцы арестовали правительство УНР, а затем организовали избрание гетмана Скоропадского главой нового государства. Скоропадский руководил страной (в пределах того, что ему разрешали немцы), пока в ноябре 1918 года Германия не начала выход из войны. Одним из условий выхода был разрыв Брест-Литовского мирного договора. Вывод германских войск с территории Украины затянулся, но в основном они уже держали нейтралитет и старались не вмешиваться в здешние смены власти, если новые власти не мешали им покидать страну. Ушедшие в подполье деятели УНР снова начали борьбу за власть и 14 декабря 1918 года заняли Киев, свергнув гетмана Скоропадского. Власти на местах тоже начали переходит на их сторону, заявляя о поддержке УНР. Это произошло и в Харькове, где был организован бескровный переворот с арестом гражданского и военного управления, и получившие власть силы заявили о поддержке Директории.
Наконец, имелась и еще одна сила, то есть красные, уже давно готовившиеся к возвращению на Украину. Близ границ формировались части будущей армии Украинской Советской республики, и вот их час практически наступил.
В конце декабря 1918 года части Красной армии подошли к Харькову, 1 января 1919 года в городе началось восстание, а 3 января в город вошли войска Красной Армии.
В городе Белополье на конец декабря еще стояли немецкие войска, около 500 человек и четырехорудийная батарея. Немцы были и в Сумах (Белополье входило в Сумской уезд). Там на тот же момент они стояли в числе 200-300 человек и батареи(и много выехали совсем недавно) В Сумы прибыл 26 декабря отряд УНР из Харькова(около 300 человек ,состоящий их гимназистов и реалистов), под городом оставался еще и гайдамацкий отряд из гетманских войск, ныне лояльный УНР(338 человек и несколько пулеметов). К концу декабря в Белополье скопилось около 2000 германцев.
Кстати, в последних числах декабря УНР проводила мобилизацию, призывались новобранцы призывных возрастов 1920 и 1921 года(так тогда именовались те, чей призывной возраст должен был быть в 1920 и 1921 году), а также офицеры и вольноопределяющиеся,
но если прибывшие призывники в основном опускались по домам, то офицеры и вольноопределяющиеся в числе около 200 офицеров и 300 солдат отправлены в Конотоп.
7 января 1919 года красными заняты Сумы. Когда очередь дошла до Белополья- найти не удалось, но он был ближе к тогдашней границе. Есть лишь уточнение, что до 13 января Белополье было взято красными (отряд А.М. Беленковича)
Что интересно, в книге Антонова=Овсеенко сказано, что местных офицеров не следует допускать к службе без поручительства за них–такое пожелание было высказано командованием. но выполнялось ли оно-неясно.
Итого рассказ на новый лад о деятельности Назарова страдает недостоверностью и явно имеет целью создать плохое впечатление о нем-дескать, на каждом шагу он-де пытался вредить нашему делу и готов был идти за любой силой, лишь бы против большевиков. Как уже говорилось, это тенденция составления подобных дел.
В мае 1919 года Назаров был отправлен на фронт и на фронте находился по 31 августа того же года. Участвовал в боях против Деникина под Лисичанском, Сватова Лучка, станция Рубежная, районе Купянска, «после разгрома наших частей в период переформирования таковых был командиром роты в 107 стрелковом Украинском полку».
После переформирования участвовал в боях со шкуровцами под городом Волчанском и др. местах, пока 31 августа под деревеней Муром не был ранен.
Следует заметить, что город Купянск здесь записан явно ошибочно.
После ранения Назаров лечился в госпитале в городе Воронеже приблизительно месяц. Дальше был направлен на долечивание в город Сумы. Назаров, как он выразился, «продвигаясь в сторону города Землянска и станции Касторной», оказался на пути прорыва белых (он их считал дроздовцами, но не был точно уверен в этом). Его задержали и допросили. Когда выяснилось, что он бывший офицер царской армии, но при этом служит в Красной армии, то он был избит и назначен на фронт. Но тут Назаров, как он выразился, воспользовался скоплением больных и раненых и пристроился к транспорту раненых и с ними отправился на долечивание в Оскол (Старый или Новый-это он не запомнил.) Там находился довольно долго, когда же белые продвинулись в сторону Москвы, он вернулся в уже занятый белыми город Белополье, где оказался в начале ноября 1919 года.
В Белополье он укрывался два месяца, и в начале января 1920 года, когда Белополье был взят неким партизанским отрядом, он явился в Белопольский ревком и был назначен помощником начальника милиции и начальником уголовного розыска. В этой должности он находился до 17 марта 1920 года. В это же время Назаров вступил в партию большевиков.
Так проходили события по его автобиографии. Ранен он, по его словам, в ногу.
Разумеется, на допросе все было описано немного по-иному.
Назаров-де, пребывая в Красной Армии, вел активную изменническую деятельность, под той же деревней Муром он отдал изменнический приказ об отходе. Видя это, курсант Московской школы курсантов выстрелило в него, но Назаров не погиб, а отделался тяжелым ранением. После выздоровления он из Красной армии дезертировал. В сентябре 19 года он в Воронеже явился в штаб Дроздовской дивизии, получил назначение на должность командира батальона и следующий чин-подпоручика.
Якобы это факт он скрывал, как и собственное отношение к Советской власти, сторонником которой он никогда не был, но в зависимости от обстоятельств принимал различные формы приспособления к ней.
Но автобиография содержит информацию о том, что он имеет профессию письмоводителя, что подразумевает не только грамотность, но и знакомство с делопроизводством. Но когда же с этим ознакомился Назаров? Не исключено, что в период между весной 1918 года и рубежом 1918-19 годов, он какое-то время занимался подобной работой, а также в период между вторым приездом в Белополье и службой в милиции. Но по понятным причинам это не афишировал.
То, что Назарова могли поставить в строй белой армии-вполне правдоподобно. Отношение к служивших у красных людям было крайне непоследовательным, и многое решало личное отношение начальствующего лица. Официально было даже модернизировано царское законодательство и лица, служившие большевикам, могли получить очень серьезные кары, даже не будучи сотрудниками ЧК или комиссарами. Генерал Май-Маевский на основании этого легко подписывал смертные приговоры, не вдаваясь в подробности дела: коль служил красным- становись к стенке. Известный белый разведчик Носович, служивший у красных, но работавший на Добровольческую армию, после возвращения испил чашу презрения окружающих офицеров и даже едва избежал бессудного расстрела. Признание его заслуг тоже случилось не быстро.
Но, с другой стороны, такое отношение препятствовало ведению успешных боевых операций. Фронт белых армий все растягивался и растягивался, а войск не хватало. И деникинское командование, скрепя сердце разрешило брать на службу пленных красных. Было ли это оформлено официально, автору неизвестно, но по факту этим пользовались в широчайших масштабах. Например, войска Черноморской губернии состояли в основном из них, то есть больше дивизии пехоты. В мемуарах белогвардейцев неоднократно описано зачисление взятых в плен красных в состав их частей. Это касалось не только красных, но и пленных из армии УНР. Поэтому рядовые красные могли легко быть взяты в белый строй. С бывшими офицерами-чуть сложнее, но ведь бывшими красными солдатами командовать надо? Надо. Найдется и им место, особенно против других врагов-те самые войска Черноморской губернии были нацелены против возможных попыток грузинской армии вновь захватить земли в окрестностях Туапсе и Сочи. И, если можно было бы ожидать, что бывшие красные снова вернутся под красные знамена, если столкнутся с красными войсками, то в случае боя с грузинскими войсками такие ожидания излишни. Возможно, и подпоручика Назарова могли отправить на борьбу с Махно или Петлюрой.
Еще один темный момент, который Назаров не пояснил, и следствие тоже не разобралось.
Назаров не стал служить в белой армии, а прикинулся еще недолеченым раненым, его приняли за раненого белого и довольно долго лечили, после чего он по железной дороге поехал на Сумщину. Предположим, рана его еще не зажила, и позволяла дать ему некий срок на долечивание либо отпуск по ранению. Но он должен был обратиться в медучреждение, с ним куда-то поехать и в нем лечиться. Но для этого нужно было иметь документы ВСЮР, что такой-то служит в таком-то полку, и погоны на обмундировании. То бишь он должен был быть поставлен на учет в какой-то воинской части, хотя бы временно. А это уже фактически служба белым и не день до побега, а несколько месяцев, пусть даже пассивно и номинально. В то же время он в анкетах писал, что в белой армии не служил.
Еще несколько слов про ранение. Сам Назаров указывал, что ранен в ногу, но в акте осмотра его врачебной комиссией указано, что на левой ягодице у нег имеется большой рубец от огнестрельного ранения, безболезненный.
В 50 е года жена Назарова писала, что он заметно прихрамывал. Но Михаил Николаевич медикам на хромоту и боли в ноге не жаловался.

Это все тот же топик-стартер, у которого уже дважды за год слетает регистрация.
Поэтому читайте, кому интересно.
Горожане
+ 1
Проездом
Пропавший
22:52, 10.10.2021
ГЛАВА ВТОРАЯ. «Быть может, обманутый ветром, он просто ошибся тропою?»

А 17 марта 1920 года у него началась новая служба и с нею новая жизнь, поскольку председателем Особого Отдела ЮЗФ, прибывшим в Белополье, он был отобран для службы в Особом отделе и назначен начальником военно-контрольного пункта №5 на станции Ворожба. Фамилия этого работника ОО ЮЗФ в деле не сохранилась. Сейчас между городами Ворожба и Белополье всего девять километров, тогда, возможно, было несколько больше, но в Белополье сел на поезд Михаил Назаров, ранее помощник портного, пехотный офицер, письмоводитель и ныне начинающий страж порядка, а на станции Ворожба оказался контрразведчик Михаил Назаров.
В Ворожбе он, по собственноручным записям, прослужил около месяца
В мае 1920 года во время польского наступления назначен военным контролером Военно-контрольного пункта №3 Особого Отдела 12 армии, затем помощником начальника ВКП в городе Овруч и в этой должности оставался до декабря 1920года.
Так он изложил это в своей автобиографии.
Почему Назаров отказался вдали от прежнего места службы? 25 апреля 1920 года польские войска (и примкнувшие к ним войска УНР) перешли в наступление на Украине, и 7-8 мая взяли Киев. Наступление поляков шло и севернее Полесья. Советское командование спешно подбрасывало новые силы и к 5 июня под Самгородком Конная Армия Буденного прорвала польский фронт, создав угрозу окружения польских войск в Киеве. Киев был оставлен поляками, далее наступление Юго-Западного фронта продолжилось. В число подкреплений с востока вошли не только Конная армия, Башкирская кавалерийская бригада, 25 стрелковая дивизия имени Чапаева, но и молодой контрразведчик Михаил Назаров.
Особые отделы в то время занимались контрразведывательной работой в армии и во флоте. И на то момент входили в структуру ВЧК. В дальнейшем их подчиненность и структура менялась, но тогда была именно такой.
Чем конкретно занимался Михаил Назаров на этом посту узнать не удалось, но работы ему должно было хватать.
Теперь скажем об эффективности работы контрразведки ЮЗФ. Нижней точкой эффективности работы контрразведки будет организованный переход на сторону противника целыми частями и последующее участие их в боях против вчерашних товарищей
31 мая 1920 года в районе Белой Церкви на сторону поляков переходит 3 донская бригада 14 КД (800 человек). В августе она участвует на польской же стороне в боях под Грубешовом, а позднее наступает на Владимир-Волынский. 14 дивизия входила в состав Конной Армии
9 сентября 1920 года 1 Уральский кавалерийский полк, ранее сформированный из бывших солдат армии Колчака (700 человек) перешел на сторону поляков. Полк входил в состав 25 дивизии имени Чапаева.
В обоих случаях речь идет о частях, укомплектованных почти сплошь ранее взятыми в плен противниками Советской власти.
Были и другие такие части в указанный период, но в иных местах советско-польского фронта:
«20 червня над Березиною на польський бік перейшов 59-й оренбурзький полк (з 10-ї к.д. – прим.пер.), який нараховував 430 козаків
; 20 липня – 1-й кубанський полк із 9-ї кавалерійської дивізії
18 серпня – 8-й полк (ім. Л. Троцького) з 8-ї радянської кавдивізії в районі Межиріччя Підляського (нараховував близько 800 чоловік, пізніше був направлений до ген. Балаховича й перебував під керівництвом полк. Григорія Духопельникова)» Цитировано по: Карпус З. Східні союзники Польщі у війні 1920 року. Українські, російські, козацькі й білоруські
військові відділи в Польщі в 1919-1920 рр. Торунь 1999.С.136-137.
Часть из них вошли в состав двух конных бригад Сальникова и Яковлева, которые ограниченно участвовали в боях на польской стороне.
Условно говоря, Юго-Западный фронт выглядит чуть лучше, чем Западный, поскольку 3 донская кавбригада перешла на сторону противника сразу же после переброски ее с Кавказа.
Упомянем о двух людях, с которыми мог пересекаться Назаров в то время и позднее.
Меженинов Сергей Александрович
С сентября 1919 по июль 1920 года командовал 12-й армией.
Гарин Владимир Николаевич
Род.1896г. в Харькове в семье священника. В 1919–1921 гг. заведующий Особым отделением № 3 ВЧК 13-й армии, начальник военно-контрольного пункта № 5, отделения Особого отдела ВЧК 12-й армии, инспектор-организатор, врио начальника активной части, помощник начальника Особого отдела тыла 14-й армии, начальник Секретно-оперативной части Подольской губернской ЧК. В 1921–1922 гг. начальник Секретно-оперативной части, помощник, заместитель начальника Особого отдела ВЧК—ГПУ Киевского военного округа, член Военного Совещания Киевского укрепрайона. В 1922–1923 гг. начальник Секретно-оперативной части Подольского губотдела ГПУ, врио начальника Подольского губотдела ГПУ, начальник Подольского погранотряда ГПУ В 1925–1929 гг. начальник Харьковского окротдела ГПУ, начальник I отделения, помощник начальника Особого отдела ОГПУ Украинского военного округа, начальник Контрразведывательного отдела ГПУ при СНК Украинской ССР, заместитель начальника Особого отдела Украинского военного округа.
1 января 1921 года он был направлен в Особый одел 24 стрелковой дивизии в город Винницу и назначен уполномоченным по бандитизму. Затем откомандирован в город Гайсин. Проработав там некоторое время, направлен в Проскуровское отделение, где назначен уполномоченным по контрабанде Волочиского погранпункта. В 1922 году направлен в город Винницу и назначен уполномоченным по контрабанде Див. Погран, Особого Отдела.
Еще он исполнял должности сводчика, дислокатора, уполномоченного по разработке, временно замещал начальника агентуры.
На Подолии Назарова ждали несколько ударов судьбы. При чистке он был исключен из парии. Формулировки: «Примазавшийся», «как бывший офицер». Есть и другая бумага, где отражены еще более сложные обстоятельства. В заключении комиссии сказано: «Уволить как политически не подходящего для работы в чрезвычайных органах, служил при Гетмане, в армии Деникина, на границу послан по просьбе, что наводит на размышления, подлежит направлению как бывший офицер в Проскуровский уездный военкомат». Назаров, несомненно, жаловался на решение комиссии, называл также решение об исключении предвзятым, и эта формулировка вошла в его личное дело. Но решение об увольнении принято не было, отчего в июле 1922 года он получил двухнедельный отпуск, поехал домой в Белополье, но обратно на границу уже не вернулся, а устроился в Сумское уездное отделение ГПУ.
Следует сказать, что советско-польская граница тогда была отнюдь не тихим местом, где иногда нужно побегать за контрабандистом и успеть отобрать у него контрабандное спиртное, пока он не выпил его сам. Перемирие с Польшей 12 октября 1920 года исключило лишь прямое участие польских войск в боевых действиях, но полякам было выгодно состояние хаоса в приграничье и образование там квазисамостоятельных государств или армий (при этом официально польская сторона была как бы не при чем).Самый значительный эпизод был с образованием Люцианом Желиговским государства Срединной Литвы, которое потом было включено в состав Польши, образование Слуцкой республики. Слуцкий уезд подлежал очищению поляками, но 15 ноября там собрался съезд населения, на котором присутствовали два представителя польской армии. Он избрал Раду Случчины и объявил мобилизацию. Ряд участников съезда высказывали и идею о том, чтобы все уездом войти в состав Польши. Поскольку наспех собранная Слуцкая бригада оказалась небоеспособной, она и Рада отступили на польскую территорию, где войска сдали оружие.
История с Булак-Балаховичем была не столь бескровной, но и его похождения закончились сдачей Мозыря и уходом за границу.
Южнее Полесья через год, поздней осенью 1921 года армия УНР тремя группами перешла границу. Главной была Волынская Группа генерала Тютюнника, наступавшая на Коростень, а затем на Киев. Естественно, Второй отдел польского Генштаба был в курсе событий и даже ходатайствовал о присылке для армии вторжения оружия, боеприпасов и снаряжения. Из лагерей интернированных лиц были освобождены нужные люди, которые и собрались близ советско-польской границы. Там они «захватили» польский поезд, где было оружие, обмундирование и боеприпасы. Но поляки пожадничали и выделили оружие только на половину участников вторжения, а с одеждой было еще хуже.
Волынская группа перешла границу и двинулась на Коростень, но удержать его не смогла, утратила боевую силу и начала отступать. Под Базаром она по большей части была истреблена Красной Армией.
Но были еще две группы, Подольская и Бессарабская.
Тютюнник также издал приказ Повстанческим группам на территории Украины (это были крупные отряды, признающие себя частью войск УНР и поддерживающие хотя бы условную связь с ее представителями) о подъеме восстания, подрыве мостов на Днепре и прочем. Приказы заканчивались фразой «Всех членов ЧК и коммунистов расстреливать».
Подольская группа численность. 600-700 бойцов (но всего лишь с 200 винтовками, ибо поляки опять пожадничали и с 5 пулеметами, к которым было 4 ленты с патронами) перешла границу близ села Бондаривка и около месяца оперировала на советской территории. Была частично уничтожена, но часть ее, узнав, что Волынская Группа потерпела поражение, ушла на польскую территорию.
В преследовании ее мог участвовать и Михаил Назаров, но точных данных об этом нет.
Границу и позднее переходили с польской стороны повстанческие отряды, но уже не столь мощные.
В ноябре 1922 года отряд атамана Орла перешел границу с польской стороны, но в нем было уже 16 человек. Отряд Голюка-Байды переходил границу в разное время с численности от 7 до 10 человек
Горожане
+ 1
Проездом
На новом месте службы его ожидала борьба с бандитизмом, где он создал себе имя значительного борца с бандами и реформа органов ГПУ в условиях мирного времени.
Сначала будет рассказ о том, каким были территориальные органы ГПУ в то время. Поскольку автор не располагает точными данными по составу и деятельности органов ГПУ в Харьковской губернии, он решил воспользоваться информацией о их Полтавских коллегах, которая у него есть. Вряд ли имелись серьезные различия между ГПУ на Сумщине и на Полтавщине. Тем более, что довольно скоро Назаров был перевелен на работу в Лубенский отдел ГПУ, то есть на Полтавщину.
Переход от ЧК к ГПУ сопровождался очень сильным сокращением штатов. Во времена ЧК численность сотрудников составила 582 человека, а вот потом 210.
Сокращения штатов начались еще в декабре 1921 года, когда было уволено 30 процентов работников ЧК.В первую очередь старались увольнять малопригодных и лиц с какими-то темными сторонами биографии. На март 1922 года число работников ГПУ Украины снизилось с 34 тысяч до 18 тысяч. Для решения об увольнении требовалось решение Аттестационной комиссии. Автором такое приводилось выше, то самое, где сказано, что его рапорт о переводе на границу «наводит на размышления» и рекомендовано его уволить и отправить в распоряжение военкомата.
. Из этих 210 штатных работников до революции 100 человек были горожанами, 36 селянами,30 рабочими, 42 учениками и студентами, одни офицером и один чиновником.
Итак, какие люди работали в Полтавском ГПУ?
Из 210 человек 88 были коммунистами, 9 кандидатами партии, 7 комсомольцами. Так что ныне беспартийный Назаров своей беспартийностью глаза не царапал.
Женщин служило 42 человека, то есть пятая часть. Здесь, конечно, следовало бы уточнить какие должности они занимали, но в источнике об этом ничего нет.
Высшее образование имели 3 человека, среднее специальное-1, среднее общее 85, начальное специальное-1, начальное общее 87, домашнее 27. 6 человек были вообще неграмотными (но не следует забывать, что в ГПУ могли служить конюхи и истопники, для которых грамотность не принципиальна). Что обозначает каждый вариант образования-сказать сложно, скорее всего, он отличается от современных критериев, и что у имярека «образование начальное специальное»– так записано в личном деле, а что под этим имели в виду кадровики-может остаться за кадром. Эти сомнения автора взялись не на пустом месте. Кстати, Назаров с образованием 4 класса ВНУ и школой прапорщиков числился как имеющий начальное образование.
По национальному составу- украинцев- 80, русских- 63, евреев- 45, англичанин-1, поляков- 4, белорусов- 2, латышей 18, другой национальности- 2 человека (счет слегка не сходится). К этим данным тоже нужно подходить с осторожностью, так как народное творчество ив этой сфере не знало преград. Так, в Кременчугской губернской милиции было несколько человек, назвавшие свою национальность: «Православный» или «Украинец-православный». В этом же городе наказание за спекуляцию отбывал Фроим Амчеславский, назвавший себя украинцем, но вот родной язык у него был еврейский, что позволяет усомнится в его национальности по бумагам. Назаров числился украинцем по большинству анкет.
Теперь скажем о владении ими языками. Английским языком владел 1 человек, норвежским-1, эстонским-1,польским 9 (что превышало число поляков вдвое), латышским 14 (что чуть меньше 18 латышей), румынским-2, немецким 12, французским 7 (это позволяет сказать, что именно столько людей закончили гимназии и реальные училища, где преподавались оба эти языка, а откуда взялись 85 человек со средним образованием -пусть ответит кто-то другой)
Еврейским владели 39 человек из 45 наличных евреев. Свободно владели украинским языком 54 человека из 80 украинцев, и кто знает скольких других, могущих его знать. Назаров в анкетах указывал на владение русским и украинским, а иностранными-нет. Увы, преподавание в ВНУ и 1 Киевской ШП не включало иностранные языки. Знание украинского языка вскоре потребуется от советских и партийных работников в рамках политики «Коренизации», но следует сказать, что в ОГПУ и НКВД коренизация шла туго. Бланков, напечатанных на украинском, в делах хватает, а вот рукописных бумаг совсем мало. Обычно это документы от милиции или колхозов, или характеристика на арестованного с предприятия или колхоза с сельсоветом. Собственноручные заявления в делах редкость, протоколы допроса писались следователями, а вот заполненный протокол на украинском языке автор не припоминает в делах. Назаров их тоже писал на русском.
Данные о сотрудниках по возрасту: 18 лет-1 человек, 18-25лет-110, 26-35 лет-10, 36-45лет-28 человек, старше 45-один.
В период с 1 октября 1921 по 1 октября1922 года Полтавское губотделение ГПУ сообщало, что в боях с бандами погибло 4 работника ЧК-ГПУ, 7 красноармейцев и 2 красных командира. 4 продработника. 15 советских служащих. 12 милиционеров, других жителей 24. Ранено 20 человек, в том числе 2 чекиста,6 красноармейцев и 8 советских работников.
При этом убито 9 атаманов и их помощников и 82 рядовых бойца, арестовано 11 атаманов и их помощников 11 человек, рядовых 540, сдалось добровольно 2 атамана и 34 бойцов. Изъято винтовок и обрезов-371 шт. револьверов 166, сабель 73 штук, 3 пулемета, ручных гранат-24 штук, а также много холодного оружия вроде штык-ножей и кинжалов.
Сокращения штатов продолжались и на 1 октября 1923 года состояло уже 150 человек (в губернском отделе 68, а в округах 82). Коммунистов их них 58, беспартийных 92.
Реформы продолжались. согласно им в Кременчугском окружном отделе оставалось 30 человек, а в остальных по 18.
В феврале 1924 случилось новое сокращение штатов, и осталось уже 120 человек, в том числе 51 в Полтаве, 16 в Кременчуге, в остальных округах, в том числе и Лубенском - по 13 человек. Скорее всего, в Сумском отделе действовали близкие штаты, то есть 13-16 человек, в зависимости от категории его.

Теперь о бандах.
Термин это используется всегда, когда воспроизводятся или пересказываются тогдашние документы.
«В фондах «Постоянного совещания по борьбе с бандитизмом» хранится документ — «Список банд в Украине» (по состоянию на май 1921 года). На основании этого документа и составлен публикуемый ниже перечень:
Список:
Район дислокации отрядов повстанцев — Атаман — Численность повстанцев — Политическая направленность повстанцев (в скобках указано примерное количество пулеметов)

10-й повстанческий район 2-й группы. Киевская губ., северные уезды. Около 1,6 тыс. (56):

Ю. Мордалевич 700 (20) — самостийная
И. Струк 250 (15)
Лисица 200 (5)
Сирко 180
Верновский 60–100
Кувшинский 60
Бердихин 80(4)
Пинчук 60 (2)
Ярошевич

8-й повстанческий район 2-й группы. Киевская губ., южные уезды (Чигирин — Холодный Яр — Звенигородка — Корсунь). Около 4,5 тыс. (?):

Отряды Холодного Яра 700 — самостийная
Я. Водяной
Голик (Зализняк) 300
Гонта
Мамай 100
Фесенко 100
Туз 200
Орлик 100
Нагорный 500
Цветковский 200
Тройко-Трейко 100
Богатыренко 200 (5)
Завгородний 200
Пшеничный 100
Грызло 300
Терещенко 300
Бондаренко 100
Прыщ 100
Сорока 50
Братовец 50
Непытайко 50
Завзятный 50
Жук 100
Лещенко 80
Ващенко 200 (10)
Чехович, Зеленчук, Матвиенко, Кравченко, Пугач, Музыка, Темный общ. — 400

7-й повстанческий район. 2-я группа. Киевская губ. Уманский уезд. Около 1 тыс. (?):

А. Волынец 300 — самостийная
Миргородский 150
Чайковский 100
Деревьяга 100
Пстюк 50
П. Дсрещук 200
М. Христенко 100

9-й повстанческий район. Волынская губ. Около 0,7 тыс.:

П. Филонснко 300 — самостийная
Заклинюк 50
Воловский 50
Курух 50
Верховский 60

5–6-й повстанческие районы. Подольская губ. Около 3,5 тыс.:

Ф. Хмара 500 (6) — самостийная
Я. Шепель 400
Орел- 600
Гальчевский 300 (10) (Гальчевский и Орел–это один человек)
Заболотный 100
Сирко 70 (4)
Коваль 200
Подкова 200
Лихо 100
Гадзнховский 200
Чупрына 50
Иво 50
Крылов 150
Петрушенко 100
Шевчук 50
Пушкарь 50
Ходик 150
Е. Якубченко 50
Дорошенко 200
Подоляк 100
Бабич 300
Голуб 100
Василенко 50

4-й повстанческий район. Херсонская губ., северные уезды. Около 1,6 тыс.:

М. Мелашко 150 — самостийная
Я. Кошевой 120 (10)
Чумак 80
Клим 60(3)
Полудненко 100
Деревяга 200
Колос 100
Гулько 80
Куш 150
Василенко 100
Карась 50
Черный Ворон 250
Павлов 150 — анархистская
Сокол 150
Попов 50
Стародуб 50

1–2-й повстанческие районы. Херсонская губ.. южные уезды. Около 1 тыс. чел.:

отряды немецких Колонистов 300 белогвардейская
Скляр 50 самостийная
Солтис 50
Деркач 50
Здобудь-Воля 100
Гуляй-Вида 80
Стротиевский 50
Ивашенко 50
Пшонник 200
Р. Бабий 70
Д. Кушнир 50

3-й повстанческий район. Екатеринославская губ., правобережные уезды. около 1 тыс.:

Клепач 100 — самостийная
Гладченко 100
Ильченко 50
Иванов 300 — анархистская
Круглое 50
Черный 100
Чалый 100

15, 16, 18, 19-й повстанческие районы. Екатеринославская губ., левобережные уезды. Около 5 тыс. (90):

МАХНО Н. ок. 5 тыс. — анархистская
Пушкарев 50 (3)
Забудько 100 (1)
Бурлака 50
Бабицкий 150 (7)
Пархоменко 200 (3)
Маруся 350 (8)
Миронов 150(1)
Каленик
Липко
Наконечный

17-й повстанческий район. Северная Таврия. Около 0,5 тыс. (10):

100 Куриленко 200 (2) — анархистская
Глазунов
Зверев 100 (3)
Павловский 40 (4)

12,14-й повстанческие районы. Полтавская губ. Около 5 тыс. (30):

Хозушко 50 — самостийная
Коваленко 50
Черный 200 (2)
Таций 50
Галайда 50
Тягло 80
Иванюк 300 — анархистская
Кониболотский 60
Семиславов 50 (8) — анархистская
Левченко 1500
Брова 200
Ромашка 1000 — самостийная
Келеберда 100
Ивченко 100
Кокоть 100
Крупский 100
Король 100
Кабан 100
Маруся Черная 100

11-й повстанческий район. Черниговская губ. Около 2 тыс. (15):

Шуба 300 — анархистская
Артамонов 100
Маслов 200 (3)
Тилелей 70 — самостийная
Лошин 300
Галако 400 (3)
Ходько 50
«Грош бойцы» 50
Довгаленко 150
Добрый вечер 80

20, 21, 22-й повстанческие районы. Харьковская губ. Около 3,5 тыс. (40):

Двигун 100 — анархистская
Волох 200 (2)
Савонов 200 (15)
Каменюк 300 (3)
Зайцев 300
Терехов 800
Быстрое 60
«Фома» Кожин 450 (18)
Колесник 500
Шаповал 450
Серобаба 100
Сыроватский 50
Матвеенко, Бурлак, Скворцов, Скляров, Белецкий 150».

Всего до 35 тысяч человек (как бы).
Следует сказать, что в списке есть и накладки, так, отряды Холодного Яра на тот момент относились с Кременчугской губернии, а не Киевской.
Есть ошибки в именах (или прозвищах) атаманов, например, атаман Орел назван и по прозвищу, и по настоящей фамилии, как два разных человека.
Разумеется, эти сотни и тысячи–это прикидки, разведданные (зачастую с преувеличением), слухи и сплетни. Личный состав отрядов регулярно обновлялся: не поладили с атаманом-ушел в другой отряд, да и крестьяне в период полевых работ уходили домой и потом возвращались. Да и «хлопцы атамана Н. явно делились на несколько категорий -те, которые пойдут грабить и крушить близлежащую станцию, но не дальше, те, которые отправятся и в соседний уезд, те, которые пойдут и дальше. Разница была не только в их политических установках, но и в возможностях-дальний рейд требовал хорошего коня, которым тоже надо меть управлять, а также хорошего оружия и запаса боеприпасов. Оттого атаман Серокишка при рейде на ближайшую станцию мог рассчитывать на несколько десятков желающих прибарахлиться, частью пеших. частью на возах, и вооруженных кольями и сельхозорудиями, а также на свою «гвардию» из десятка отчаянных ребят с приличным оружием и на хороших конях. С такими можно и податься подальше. Если компания под станцией нарывалась на военный отряд, то те, кто «бажав тильки подывиться, як червони пили громадяньску кровь» разбегались первыми. Курбаши в Средней Азии специально в отряде имели подобных им, вооруженных только ножами и палками, отчего их называли «палочниками». Когда нужно было грабить или добивать,то годились и они. Когда же приходила красная пехота или кавалерия, то их задачей было занять своей смертью противников. Пока их рубили и кололи, курбаши и группа приближенных джигитов успевала смыться в барханы и тугаи.
Резко выделялись своей силой отряды Махно, совершавшие дальние рейды, очень многочисленны были отряды в Холодном яру, и существовала теоретическая возможность их соединения в крупную группировку, на многое способную.
Некогда славился атаман Струк, еще в 1919 году «денонсировавший» Переяславскую Раду 1654 года. На тот момент его пик славы остался позади. И были еще пара отрядов, прославленных жестокостью. Хотя другим атаманам тоже лучше было в руки не попадать.
Это Орел и Галака.
Орел потом говорил так:
Это было время, - писал он, - когда всех почти большевиков я со своими казаками пускал в "расход" лично, чтобы их как можно больше встретилось "там" с моим братом! Когда мне приходилось стрелять которого коммуниста, то обязательно он получал пулю в нос, где брови сходились: в это место, после страшных мучений, жид Хаим Бурґ из нагана застрелил моего младшего и единственного брата! Чувство мести является страшным и делает человека, пока он не насытит себя местью, также страшны. Всякие экзекуции мне были противны, но жажда мести и ненависть делали меня жестоким человеком, а главное: я имел силу сносить все, чтобы похуже насолить коммунистам». И он же:« В постоянной борьбе мы стали людьми не из этого света. »
Галака (или Галак)
«16 апреля 1921года Галак устраивает погром в Василевичах, во время которого убивали и 85-летних стариков, и четырехлетних детей. Во время нападения на пароход в Радуле «галаковцы» уничтожили 80 человек, преимущественно мирных граждан. Во время налета на Ручаевку Речицкого уезда было вырезано 40 еврейских семей, а поскольку в то время семьи были многодетными, то это составило более 200 человек. Здесь же Галак применил нечеловеческую казнь, что практиковалась поляками против запорожских казаков - «посадить на кол».
Но иногда он мог сделать и по-другому: поставить караул возле дома еврея, некогда сделавшего ему добро, чтобы его хлопцы того еврея не убили во время погрома.
Поскольку Назаров до 1926 года работал в Сумах, то ему и пришлось столкнуться с 21,22 и 23 повстанческими районами, плюс возможны были миграции атаманов из Черниговской и Полтавской губернии.
Но в 1922 году ситуация с точки зрения борьбы с бандами стала несколько легче. После введения НЭПа и отмены подразверстки значительная часть сельских жителей отошла от участия в отрядах и даже говорила тем, кто еще воевал: дескать, идите по домам, хватит воевать.
Горожане
+ 1
Проездом
Описанию гражданской войны на Украине посвящены сотни книг, как исторических, так и художественных9но играющих роль публицистики на данную тему). Число статей в научной периодике и СМИ вообще не поддается учету. Автор не собирается писать нечто вроде труда Гиббона, только на тему Гражданской, но некоторые моменты хотел бы отразить и познакомить читателей с менее известными им свидетельствами.
1. Начиная с Февральской революции происходило размывание роди государства в организации жизни населения. Многие хотели этого же, многие просто не имели возможности сопротивляться этому размыванию. Процесс все усугублялся, и, кстати породил ощущение, что нам (здесь нужно подставить нужную группу населения, иногда состоящую из одного человека) все по плечу, оттого что захотим, то и сделаем. Особенно в смысле давления на власть и смены ее, стоит лишь собраться нужным числом и с вооружением-дело в шляпе. Соберется пара десятков- власть в селе или местечке наша, соберем несколько тысяч- можно и на Киев пойти. Автор нисколько не преувеличивает, у него есть пример с атаманом Струком, который эволюционировал от «владыки околоЧернобыльского» до того, кто желает Киев взять. Многочисленные смены власти (в том же Киеве их было свыше десяти) и переходы войск из-под одних знамен по другие поддерживали это состояние.
Но государство– это не просто некий абстрактный символ, который совсем не абстрактно лишает человека части свобод и части средств в виде налогов и сборов. Оно также дает человеку ощущение защищенности и стабильности. Это ощущение зачастую понимается, как нечто, само собой разумеющееся, кто знает откуда свалившееся и не ощущающееся как-то, что нужно обязательно. История Гражданской войны стала тяжким и кровавым уроком для индивидуалистов и отрицателей роли государства. Потому что тяжело жить, когда тебя никто не защищает от бандитствующих элементов. При Керенском было амнистировано много уголовных типов, которые «не желали жить по-другому». К ним присоединялись деклассированные элементы из городов, где они уже не могли прокормиться честным трудом. Заводы и фабрики останавливались, их работники шли по миру. Даже специализованные околокриминальные сообщества лишились многих прежних доходов: кому нужны были поддельные документы о благородном происхождении и поддельные археологические редкости? Контрабанда продолжала существовать, но ее потоки претерпевали изменения, менялись лица и группы, осуществляющие ее, а, значит, кто-то тоже шел по миру. Солдаты разбитых армий и разогнанные охранные структуры тоже оказывались не у дел, но с оружием в руках.
М. Караката вспоминал:
«С момента захвата Украины немцами банды грабителей почувствовали безнаказанность из-за отсутствия в селах твердой власти. Вооруженные винтовками, обрезами, револьверами, саблями и всякой холодным оружием, преимущественно немногочисленные группы (5-10 человек) действовали ночью, нападая на богатые семьи, грабили материальные ценности, не только золотые или серебряные вещи и деньги, но и обувь, одежду, материю, полотно и т.п., а ограбленных хозяев безжалостно убивали. Так, в Андрусовке были убиты лесопромышленник Ярцев, в Калантаеве помещика Дейнеку, в хуторе Чернечому вырезана семья Елисея Юшки»
Другое воспоминание того же человека:
. "Нельзя не упомянуть и резни наших односельчан в лесу Сишному (Довжко-Вищепановская лесная дача). Это было весной 1920 года. В этом году был неурожай, много народа пухло от голода. Чтобы добыть себе хоть какого-то пропитания, большая группа людей, взяв из дома последние ценные вещи, как-то юбки, рубашки, кофты, пиджаки, полотно и т.д., рано в воскресенье отправилась в с. Глинск. На рассвете возле леса Сишного их встретила большая банда грабителей, завела в лес, забрала у них все, а людей всех поголовно порезала. Всего погибло около 20 человек. Спасся только один парень лет тринадцати Мацагиря Елизар, от которого и узнали люди нашего села об этом страшном событии. То обстоятельство, что грабители убивали подряд всех людей, свидетельствует о том, что это они делали ... чтобы их никто не мог выдать, потому что они были свои односельчане и их все знали. Как оказалось лет через 30, что это делала банда Сороки Даниила и в состав этой банды входили бандиты с Чернечого, Польской Андрусовки, Калантаева и нашего села ... "
Воспоминания Павла Николаевича Сорокина, землемера: «… весной 1919 г. группа землемеров были командированы в Александрийский уезд для распределения помещичьих земель между безземельными и малоземельными крестьянскими хозяйствами… Первые наши переживания – на станции Знаменка. Не успел остановиться поезд, как в него врывается банда, которая среди пассажиров хватает евреев и уводит их за вокзал, после чего были слышны выстрелы. Поезд движется дальше».
В ночь на 7 апреля в с. Суходи Улановской волости анархисты расклеивали
"Приказ № 3", в котором говорилось: землю делить, леса не рубить, изъятое имущество
вернуть.
16 апреля в урочище Бабильщина возле с. Кучеровка на Глуховщине около 7 человек из ручного пулемета и винтовок обстреляли общину села, которая
распределяла землю. Погибших не было.
В ночь на 28 мая отряд "анархо-безвластников" во главе с Масловым
совершил нападение на с. Уланово с целью захвата ответственных советских работников.
После захвата… 30-40-ю лицами было выставлены посты вокруг села.»
Кто же противостоял им?
А чем дальше от городов и местечек, тем меньше тех, кто мог противостоять. Власть менялась часто,
далеко не все хотели идти во власть. Те, кто и хотел бы, зачастую боялись.
Дело доходило до такого состояния:
"Чтобы никто ни за что не отвечал, голову ревкома ... избирали только на неделю, а позже, чтобы не созывать общего собрания для избрания нового председателя, то старый председатель передавал печать ревкома i свои полномочия своему соседу, а тот в свою очередь передавал через неделю своему соседу и так далее ... " (уже упоминавшийся М. Караката).
Воспоминания белого генерала Лукомского: «… Надо признать, что среди назначенных начальниками губерний, а особенно начальниками уездов, оказалось много совершенно не подходящих и не соответствующих лиц. Плохой подбор служащих и ничтожное жалование, дававшееся им и обрекавшее их на полунищенское существование, привело скоро к тому, что среди младших служащих стали процветать взятки и поборы с населения… Деятельность органов контрразведки вызывала не только серьёзные жалобы, но и всеобщее возмущение. На службу в контрразведку … шёл худший элемент… грабёж и взяточничество среди чинов контрразведки процветали…»
. Одно из донесений советского начальника Азарова о пребывании в селе Тилиголове во время борьбы с бандитизмом:
"Военком был в бессознательном состоянии вместе со своим ординарцем
и даже не мог разговаривать ... В исполкоме я застал пьяного полностью голову,
принявший нас за бандитов и стал отрекаться своего "коммунизма". ... Все
9 милиционеров лежали тут же на полу в ряд тоже в беспробудно пьяном виде».
Современный исследователь Иванущенко:
«Партийных и советских работников, проводивших бы организацию новых форм общественного строительства, оно (население) не могло видеть просто потому, что их быстро уничтожали.»
Цитата из воспоминаний И. А. Забияки:
"Начиная с середины лета 1920 года на территории нашего Александрийского уезда и нашей волости оперировали разные контрреволюционные банды...При этом они проходили через наше село чуть ли не каждый месяц. Во всяком случае в то время работа в местных органах власти была сопряжена с большими трудностями и опасностями. И каждый раз, когда проходила через наше село банда, она приносила нам несчастье. она громила здания волисполкома, сельского исполкома, уничтожала всю документацию, какая была в волисполкоме, а работники исполкома спасались бегством в лес, в огороды и яры. Как правило, банды долго в нашем селе не задерживались, так как они каждый раз почти по пятам преследовались частями Красной Армии. Это не давало им возможности долго оставаться в селе с тем, чтобы разыскать и репрессировать местных коммунистов и активистов..."
Но жить-то надо, и люди пытались им противостоять. Организовывались какие-то группы и отряды самообороны, в том числе не только в селе, но и в городах, в частности для охраны простаивающих заводов от расхищения.
Но такой отряд мог при благоприятных обстоятельствах отогнать шайку грабителей из 5-7 человек, упомянутых выше. А отряд анархобезвластников Маслова? Уже сомнительно. А отряд австрийского ротмистра Говинера, явившегося отбирать у населения оружие и собирать контрибуцию сорочками в Новогеоргиевске, а для того имевшего 105мм гаубицу? Борьбу с армией и властью может вести только другая армия и другая власть. Атаманы против армий слабоваты. Даже выдающийся по своим силам батько Махно просто уйдет из-под удара войск, но оставит села и городки на милость победителя, которой может и не быть.
А дальше пойдет расправа с теми, кто обеспечивал Махно всем необходимым, от еды до свежих лошадей. Ну и теми, кто почему- то не понравился.
Итого жизнь заставляла искать сторону или силу, к которой нужно примкнуть, и не только, пока эта сила гнет и ломает врагов, но ив другое время.
Но, раз следует примкнуть к государству и его армии, то это требует усилий не только от государства и армии, но и от примкнувших. Остановимся только на двух моментах этих усилий.
Призыв в его армию. С этим было очень нехорошо. И, грубо говоря, требовался насильственный призыв, а потом и ловля дезертиров. Автор не будет заострять внимания на этом, скажет лишь про то, что пришлось красным организовывать от уезда и выше службу по борьбе с дезертирством, иметь при ней вооруженные отряды, поскольку дезертиры не только сидели по лесам, уклоняясь от службы, но и пополняли собой ряды повстанцев. Да и просто сопротивляющихся аресту и отправке снова на фронт, в том числе и оружием.
Теперь второй момент-хлеб для прокормления городов и армии, поскольку в период Гражданской войны товарно-денежные отношения принимали настолько извращенную форму, особенно с учетом товарного дефицита, ибо городу и государству зачатую нечего было дать в обмен на хлеб .Деньги-да, можно, но цена их была крайне невелика, посему народ предпочитал натуральный обмен. А хлеба требовалось много.
Пример еще времен 1917 года, когда товарные запасы, хоть и просели, но не истощились, а деньги еще что-то стоили. Обращение Родзянко к крестьянам.
«Граждане России, жители деревни!
Нет больше старой власти, расточавшей народное достояние.. …Вам, землепашцам, надлежит немедленно помочь снабжению армии и нуждающегося населения зерном, крупою и прочими продуктами. Без хлеба нельзя воевать, как нельзя воевать без пушек и снарядов.
…. Везите немедленно хлеб на станции и склады! Ваши братья и сыны там, в окопах, будут голодать, если вы не дадите им хлеба….! Везите и продавайте хлеб, не ожидая особых распоряжений Везите хлеб ваш сейчас-же. Накормите армию и дайте новые силы для борьбы с врагами. С Божьей помощью за дело!

Председатель Государственной Думы РОДЗЯНКО 7-го Марта 1917 года»
Наступает 1918 год и требуется поставки продовольвтвия в Германию и Австрию. Зерно и другие сельхозпродукты добываются вооруженной силой, примеров тут приводить не надо из-за общеизвестности факта. Скоропадского сменяет УНР, и снова нужен хлеб.
«В связи с предстоящим военным противостоянием с … большевистской Россией и в соответствии с распоряжением министра продовольственных дел УНР Тимофеева от 25.12.1918 г., земским волостным управам ставилась цель в течение 2-х недель осуществить изъятие продовольственных излишков в бывших помещичьих экономиях. Их владельцам оставался ограниченный запас зерна в размере 15 пудов ржи и 5 пудов круп на друга едока. Реквизированы припасы должны были поступить в военные части УНР.»
Приходит весна, приходит Красная Армия, а с нею продразверстка
«Другим камнем преткновения в отношениях украинского крестьянина с большевистской властью стала печально известная «продовольственная раскладка», введена с 1 апреля 1919 года на территории Украины. (101)
Исходя из данных о размере посевных площадей и прошлогоднюю урожайность, на каждую губернию возлагалась задача предоставить определенное количество зерна. Собранное зерно должно было идти на содержание управленческого аппарата, армии и карательных органов. На губернском уровне происходило распределение контрольных цифр в уездах, волостях и селах. (102) При этом большевики сознательно раздували социальную рознь, исходя из «классового подхода». В частности, сельская беднота получала преимущество в виде освобождения от любых поборов. Зато крестьяне, имевшие в пользовании от 5 до 10 десятин земли, должны были отдать государству по фиксированной цене 10 пудов зерна с каждой десятины. Основная тяжесть раскладки полагался на плечи самых крестьян («кулаков»).»
Летом 1919 года Красную Армию сменяют белые войска ВСЮР.
«Присвоенная крестьянами помещичья земля временно оставалась в их пользовании при условии выплаты компенсации в размере 200 рублей за десятину, то есть на правах долгосрочной аренды. Кроме этого, бывшие землевладельцы имели право на часть собранного урожая в размере 1/5 зерновых и 1/10 корнеплодов.»
Ну и снова слово генералу Лукомскому:
«: «…К сожалению, при продвижении Добровольческой Армии на север… были случаи, когда помещики, под прикрытием войск и при помощи сочувствовавших им офицеров и местной администрации, не только сами отбирали у крестьян скот и инвентарь, ограбленный в их экономиях, но и расправлялись с крестьянами, мстя за своё разорение Вследствие неналаженности снабжения и несвоевременного получения всего необходимого, командный состав армии и войсковые части прибегали к реквизициям у населения… Войска называли это «самоснабжением», а фактически, эти реквизиции превратились просто в грабёж, возбуждавший население против армии…»
В 1920 году возвращаются красные и продразверстка вместе с ними.
По губерниям движутся части атаманов Гулого-Гуленко, Грызло, Завгороднего, Хмары и прочих, им тоже нужно чем-то питаться, воюя, и лошадки их тоже хотят кушать, особенно после маршей и кавалерийских атак.
И про них есть народные слова: «лаконично выразил современник тех событий, житель с. Золотаревка В. Головко: "Один пришел- давай, другой пришел - подай!"
Ах да, в 1920м году часть Северной Таврии и восточнее захватил Врангель. И при нем «30 августа, когда все суда были заняты ремонтом, окончание которого предполагалось числа 5–8 сентября, Азовскому отряду было приказано немедленно выйти в море в охрану торговых кораблей, идущих перевозить зерно, необходимое для армии, из Геническа и деревни Цареводаровки в Крым.» Откуда взялось зерно в Геническе и Цареводаровке? Изъято у населения Северной Таврии. Возможно, даже за него заплатили, врангелевскими деньгами– за два месяца до того, как Петр Николевич был загнан в Крым! Но могли и не успеть.
В 1921 году продразверстка была отменена и заменена продналогом, но произошло это не сразу, а к лету 1921 года. Таким образом, все наличные власти в гражданскую войну вынуждены были заниматься изъятием у населения хлеба практически без компенсаций. Про как бы деньги уже говорилось.
и вишенка на торте-про отношение крестьян к торговле хлебом с государством.
Доклад работника Министерства иностранных дел Германии К.Росса.
«По словам жителей, в селах имеются большие запасы скрытого зерна ... Но доступ к нему будет связан с большими сложностями. Крестьянин, располагает значительными запасами зерна и денег, не желает ничего продавать.
Количество кредитных билетов, благодаря неограниченному печатанью, настолько велика и их ценность настолько упала, что владение ими не имеет для крестьянина никаких соблазнов. К тому же, он не знает, что и когда он сможет получить за свои продукты и поэтому считает целесообразным держать их в тайнике.
Большую роль играет антагонизм между городом и деревней. В условиях ужасной нехватки подвижного состава крестьянин не может приобрести в городе то, в чем нуждается. И даже при очень высокой цене на хлеб важным будет склонить крестьянина к продаже значительного количества съестных припасов. Вторым основанием для нежелание продавать хлеб является запрет продажи алкоголя и отмена правительственной винной монополии. Водка, как и вообще алкоголь, есть на Украине очень ходовым товаром и в городах ее можно приобрести всего за невероятные деньги. Вместе с тем, все крестьяне изготавливают самогон. А поскольку цена на зерно не превышает 18 рублей за пуд, а с пуда зерна можно получить 3 бутылки водки ценностью в 90 рублей, то самогоноварение является для крестьян новым основанием не продавать зерно».
**
Горожане
+ 1
Проездом
Теперь про необходимую политическую эволюцию крестьянства. Да, типичный (не вдаваясь в подробности) крестьянин был не очень грамотен вообще, а политически совсем нет, отягощен традиционализмом и консерватизмом, весьма причудливо сочетающимся с желанием некоторых перемен. Об этом достаточно художественно сказал Булгаков в «Белой Гвардии», автор же добавит про сочетание в нем желания получить помещичью землю, то бишь революционного новаторства с традиционализмом, который заставлял сохранять николаевские деньги и керенки еще в 1921 году. Так, в городе Новороссийске тогда царская пятисотка стоила совзнаками 17000руб
царские сторублевки за 10 штук- 100000.
Тысячерублевка Керенского- 8000
1000 керенок по 20 рублей- 12000. Как это все сочетается в одной и той же голове–суди сам, читатель.
Теперь про помещичье землевладение.
Еще с 1850 х годов, когда готовилась крестьянская реформа, многие деятели зафиксировали высказанные им желания крестьян о земельной реформе и владении помещиков их душами и землей. Общим знаменателем была ликвидация помещичьего землевладения и передача земли крестьянам. Крепостная зависимость тоже должна была быть ликвидирована. Конечно, всегда можно было найти тех, кто против всех, но именно так хотели крестьяне в массе. Что должен был взамен получить помещик, землю которого отдали бы крестьянам-тут мнения народные расходились, от того, что оставить ему барский дом и это все, до возмещения казной денег за землю.
Как все знают, реформа 1861 года пошла по иному сценарию, отчего желание помещичьей земли осталось. Население росло, а земли в родной деревне или селе не прибавлялось, отчего ученые говорили об «аграрном перенаселении» европейской части империи, называя даже цифру в 7 миллионов человек «лишнего населения». И это избыточное население, работая на все сокращающемся душевом наделе, ощущало, что нужен какой-то выход.
Часть из них уезжала в город, и отходила от традиционной роли земледельца. Часть их них уезжала на окраины империи, где могла получить землю. Например, в будущую Черноморскую губернию, в Среднюю Азию, на Алтай, на Дальний Восток. Правительство даже принимало меры по поддержке переселенчества. Но не все могли бросить все, взять и уехать в неизвестность. Расскажем хотя бы о трудностях жизни на новом месте в той самой Черноморской губернии, образованной на приморских землях вдоль Черного моря, в том числе и известных всем «Сочах и Гаграх». Приезжал крестьянин на новое место и обнаруживал, что да, здесь тепло, но вот с выращиванием пшеницы есть сложности. Отчего он стал выращивать кукурузу, табак и разводить сады. А уже потом табак обменивать на пшеницу у казаков Кубанского войска. Можно было еще виноград выращивать, но если бы он умел…Пришлось освоить земледелие на террасах, учитывать тонкость слоя почвы, бороться с тем, что благодатный на его родине дождь может смыть изрядную часть почвы с участка, а несмытую засыпать камнями со склона сверху.
И «погибельный Кавказ» не зря так называли Малярию в нем победили уже в советское время, да и то не сразу.
В Средней Азии полученный переселенцем земельный участок мог нанести кровную обиду местному населению. которое сочтет переселенца не только нехорошим немусульманином, но и прямым конкурентом -земледельцем. Потом произойдет Среднеазиатское восстание 1916 года, хоть и по другой причине, но местные жители могут выместить на переселенце и его семье все свои обиды от царской власти. Потом крестьяне из Туркестанских корпусов вернутся домой и отомстят за обиды их семьям. Желающие могут почитать подробности про Крестьянскую армию Монстрова, нам же пора вернуться к помещичьему землевладению на украинских землях.

В. Полтавской губернии дело обстояло так: «К 1896 году у дворян было: менее 1 десятины — у 622 лиц, от 1 до 50 десятин — у 6402, от 50 до 100 десятин- у 1220, от 100 до 500 десятин — у 1539, от 500 до 1000 десятин — у 328, более 1000 десятин — у 247; всего у 10 358 дворян 1 367 184 десятин.», Помещичье землевладение неуклонно сокращалось, особенно в 1906-1909 годах, но было еще очень значительным.
Собственной же земли у крестьян в губернии было мало, в среднем надел на 1910-12 годы едва превышал одну десятину. Если же разделить помещичью землю между приблизительно 380 тысячами хозяйств на то же год, то вместо одной десятины каждый хозяин будет обладать четырьмя, а, может, и большим наделом, потому что есть еще земля церковная, казенная и пр. Даже если учесть утраты помещиками земли в последующие годы, все равно получается много, больше того, что есть у крестьянина. Так что раздел помещичьих земель всеми крестьянами приветствовался и произошел в период зимы 1917-18 годов.
Но тут возник проклятый вопрос: «Как сделать так, чтобы у меня все было, а мне за это ничего не было?»
Дальше разные правительства предлагали разные варианты решения земельного вопроса, но эти варианты сельских жителей не устраивали. К тому же практика и теория сильно различались друг с другом.
В итоге сложился консенсус, что помещичья земля останется у крестьянина только при большевиках. При них помещики не будут служить в войске и военной силой землю у крестьянина не отберут, и при помещичьих экономиях не будут создаваться офицерские отряды для силовых решений хозяйственных вопросов.
Полтавские помещики, что остался на родине, в период 1922-24 годов были выселены с территории губернии, а когда они тайно возвращались, то их выселяли снова.
Да, за это крестьянство заплатило—двумя-тремя годами продразверстки. Желающие могут подсчитать, сколько стоила земля и в 1913 году, и в 1917 году, и сколько стоило зерно в те самые годы и подбить баланс, стоило или не стоило. Но это будет позднейшая рационализация, поскольку в итоге крестьянство шло за той силой, что обещала ему эту землю сохранить, боролось за общественный порядок и постепенно его добивалось, и поборола те силы, которые могли принести возврат к старым порядкам. Конечно, красивее всего тут выглядел атаман Иван из этого же села, как бы лучше всех понимающий нужды соседей, но Иван, даже если он был не Галакой, не мог обеспечить невозврат помещиков вместе с чьей-то военной силой вроде белых, поляков или кого-то еще. Современные «историки» и историки могут сказать, что среди белых монархисты как бы были не в большинстве, но кто мог гарантировать, что после их победы несомненный монархист вроде Дроздовского не получит почти царскую власть? Или даже возьмем меньший масштаб, когда генерал-монархист получит в управление губернию, помещиком которой он являлся и зимой 1917 его из усадьбы «босиком выгнали на мороз»?
Никто. А что было в случае захвата поляками, так это давно известно. Вторая Речь Посполита расселяла ла там «осадников», то бишь лояльных поляков, на которых хотела опираться, для чего выделала им землю и помощь при обустройстве. Откуда взялась земля у нездешнего поляка, но ныне поселившегося на Волыни осадником? Ответ всем ясен, как и то, что это ущемляет интересы местных. Ну и польский граф Хмызский мог въехать в свою дореволюционную усадьбу или купить-получить другую за заслуги перед Пилсудским? Что он сделает-на это тоже есть ответы. Как и то, что сделали с ним, когда его перестали защищать польская полиция и Войско Польске.
Можно ли было по-другому? Был еще один вариант, прибалтийский.
В Эстонии немцы-помещики владели приблизительно 20 процентами земель и почти всеми лесными угодьями, правда, эти 20 процентов всех земель включали в себя 58 процентов сельхозугодий. Сначала просто отобрали, потом с 1926 года закон пообещал компенсацию в размере ТРЕХ процентов рыночной стоимости земли. За лес-НИЧЕГО.
В Латвии ситуация была аналогичной, только землю отобрали вообще без компенсации.
В обоих случаях помещикам оставили 50гектаров земли (размер двух средних хуторских наделов), только с продажей этой земли были ограничения.
Не любил крестьянин помещиков и старался их извести, если не физически, то экономически.
И в завершение немного о психологии того и позднейшего времени.
Юрий Лотман.
«Быстрая — на памяти двух-трёх поколений, то есть в исторически ничтожный срок — перемена всей жизни, социальных, моральных, религиозных её устоев и ценностных представлений рождала в массе населения чувство неуверенности, потери ориентировки, вызывала эмоции страха и ощущение приближающейся опасности. Только этим можно объяснить интересный для исследователя массовой психологии и всё ещё до конца не объяснённый феномен истерического страха, который охватил Западную Европу с конца XV до середины XVII в. …В атмосфере Ренессанса надежда и страх, бесшабашная удаль одних и чувство потери почвы под ногами у других тесно переплетались. Это и была атмосфера научно-технического переворота.
Страх был вызван потерей жизненной ориентации. Но те, кто его испытывали, не понимали этого. Они искали конкретных виновников, хотели найти того, кто испортил жизнь. Страх жаждал воплотиться.»
На крестьянина Российской империи «перемена всей жизни, социальных, моральных, религиозных её устоев и ценностных представлений» свалилась не за два-три поколения, а за несколько лет. Тем сильнее был удар по его мироощущению.
И еще один момент, который не все учитывают. Крестьянский сын, дожив до 20лет и даже не побывав на фронте, условиями жизни своей был приучен к регулярном убою и разделке домашних животных, с тех пор как ему уже можно было это доверить. а до этого наблюдал за тем же. Даже будучи совсем бедным и не имея животных и птицы у себя на подворье, он мог тем же заняться, работая на хозяина, у которого это есть. Так что навыки убоя и разделки у него были. Некоторое время их реализации мешало то ощущение, что курица, овца-телушка-это одно, а человек– другое, и его убивать нельзя, априори, как Авеля, что возвещал священник на проповеди и в ЦПШ, и потому, что есть полиция и т.п., оттого убьешь и отправишься за убийство на эшафот, а, может, в Сибирь. Но приходил час, когда крестьянский сын уже не боялся полиции и Сибири за неимением таковых, а описанный Лотманом экзистенциальный страх воплощался у него в виде односельчанина-комбедовца, еврея на пароходе, захваченного Галакой, продотрядовца.
Тогда уже:
« За церковною оградой
Лязгнуло железо:
«Не разыщешь продотряда:
В доску перерезан!»
Вместо «продотряда» можно вставить другой термин, например, «селекционер». Вот заголовки некоторых дел Полтавского губернского ревтрибунала.
№118 По обвинению граждан Ж. и К. в ограблении и убийстве 10 человек на Хоришковской селекционной станции.
№191 Об обвинении граждан (далее следуют 8 фамилий, она из них Живодер) в убийстве 32 человек.
Горожане
+ 1
Проездом
Немного о борьбе с бандитизмом и роли в ней Назарова.

«Список банд в Украине» (по состоянию на май 1921 года)» говорит о их численности и атаманах в 20, 21, 22-й повстанческих районах Харьковской губернии. Их исчислено около 3,5 тыс. (при 40 пулеметах-далее в скобках указано количество пулеметов):

Двигун 100 — анархистская
Волох 200 (2)
Савонов 200 (15)
Каменюк 300 (3)
Зайцев 300
Терехов 800
Быстрое 60
«Фома» Кожин 450 (18)
Колесник 500
Шаповал 450
Серобаба 100
Сыроватский 50
Матвеенко, Бурлак, Скворцов, Скляров, Белецкий 150
Согласно книге «Повстанський рух 20-х – 30-х рр. ХХ ст. на Сумщині: Т.1./ Автор-упорядник: Іванущенко Г.М», ее автор, ссылаясь на П. Исакова, говорит, что в 1919-1923
гг. «на территории современной Сумской и прилегающих районах Черниговской областей действовало 106 (…) антибольшевистских повстанческих отрядов, общее количество партизан в которых по разным оценкам доходила до 40 000. Из них только в Глуховском уезде известно 56 таких отрядов.
Во главе повстанческих вооруженных формирований, действовавших в 1921 году… , можно отметить таких атаманов: Ткаченко (Черниговский уезд, Яновская волость, Сумской уезд), Артамонов, Маслов (Глуховщина, Шостка), Фролов, Денисенко, Крупский(Лебединский уезд), Ноябрь, Ласточкин, Митель, Смеян, Булавинец-Золотаревский (Ахтырский уезд ) Донченко, Пахновский, Полодий, Гринь (Ахтырский уезд), Загорулько, Сытник (Ахтырский п-т), Савченко, Головобородько, Иванов (Лебединский у.), Скрипаль, Коваль, Гетьман, братья Будко, Заяц, Кучер, Хавро (Лебединский у), Цимбаленко (Лебединский, Ахтырский, Зеньковский уезды), "Алешка Грозный" (Ахтырский, Лохвицкий уезды), Фома Козин (Роменский у), Чумак, Ворошилов, Пилипенко, Ткаченко, Курчаев, Лозовок (Сумской у), Кривущенко Маруся(Глуховский, Ахтырский, Роменский уезды), Левадный (Хмелевская волость Роменского уезда), Бей (Глинская волость Роменского у.), Кундий (Зиньковский, Лебединский уезды), Сенин (Глуховский у.),

Высоцкий (Конотопский у.), Буховецкий (Недригайловский у.), Мандык, Буйный (Буринская волость), Сафронов (Сафонов), Чусь (Щусь) (Роменский, Конотопский,
Путивльский, Ахтырский уезды) и другие. Отряды их насчитывали от нескольких
человек бойцов до нескольких тысяч.»
Впрочем, реальная картина выглядит несколько менее мощной. В том же издании приводится автобиография некоего Федора Бондаренко-Миняйло: "На 16-м году жизни в 1919 году я вступил в повстанческие отряды Шевченко, где находился до 1922 года, пока всех наших предводителей
и атаманов, таких, как Шевченко, Христового, Коваля, Буховецкого, Спичака,
Козлика и других не убили. С 1922 году я скрывался со своими
товарищами по лесам вокруг городов: Зинькова, Лебедина, Ахтырки, Лохвицы,
Гадяч и др., помогая крестьянам в их постоянной борьбе против …Мы находились на лесах до 1925 года
В 1925 году меня схватили…»
То есть самые известные отряды уничтожены до 1922 года, оттого Бондаренко с этого времени скрывается в лесах, перемещаясь от Лебедина до Лохвицы(ныне это больше 110км) или меж Ахтыркой до Лохвицей (столько же).Убить судью или работника ГПУ, о чем он пишет, как о совершенных им и сотоварищами делах, он еще способен, но власти уже не может серьезно угрожать. Правда, Бондаренко явно принадлежал к повстанцам УНРовкой ориентации, как и большинство перечисленных им атаманов, поэтому, скажем, анархистов мог и не воспринимать как союзников.Кстати, дальше он пишет, что даже находясь в местах заключения, вместе с другими заключенными готовил мощное националистическое восстание ,которое должно было даже постираться на юг аж до города Грозный.

В личном деле Назарова отражено то, что он «участвовал в ликвидации крупных бандгруппировок по Сумскому округу.» Данные из аттестации по итогам периода 1 января -1 июля 1925 года.
Другая запись: «Как заслуга-ликвидация на территории округа двух банд Марфенко и Страшко-Шевича-с 2 11.1924 года.
«Смелый и стойкий в борьбе с бандами». 1923 год.
Еще:
«Принимал участие в ликвидации агентурных дел: банды Карпенко, Лихо-Хмары, «Союза Русского народа», лично ликвидировал банду «Смертников», банду Забары, «Воинственые», «Болото» «Мятежники» и другие». Запись за февраль 1936 года.
На Сумщине действительно существовал отряд Марфенко с 1919 года, по современным данным, существовал до 1928 года. Подробности не известны.
По Страшко-Шевичу удалось найти упоминание его в следственных делах более позднего времени

Это дело № 0-6422 на Голышевского Тихона Антоновича, жителя
с. Проруб Белопольского района Харьковской области, осужден по постановлению особой тройки
УНКВД по Харьковской области к расстрелу.
… как члена «повстанческой банды кулака Страшко-Шевича», что в течение 1922-1923 гг.
на территории Белопольского района осуществляла разбойные нападения на товарные поезда и убийства представителей местных властей.
В деле нет сведений о пересмотре компетентными органами на предмет реабилитации репрессированного

И дело № В-6569 на Коротуна Ивана Никифоровича, жителя с. Климовка Белопольского района, осужден по постановлению особой тройки УНКВД по Харьковской области к расстрелу. Его обвиняют как «пособника белогвардейщины» в период временного правления деникинской властной администрации, а также как члена «повстанческой банды кулака Страшко-Шевича»,
что оперировала в течение 1922-1923 гг. на территории
Белопольского района.
По заключению заместителя прокурора Сумской области от 6 августа 1960 Коротышки И.Н. признано обоснованно осужденным. В последующие годы дело
на предмет реабилитации ее фигуранта не пересматривали.
То есть эти два отряда реально существовали, и борьба с ними велась.
«Воинственные», «Болото», «Мятежники»–это явно названия агентурных дел, когда НКВД разрабатывало возможность существование неких организаций. Дальше дело могло реализоваться как следственное и дойти до суда, могло перейти в категорию формулярного, то есть сейчас его не продолжают разрабатывать, но о нем не забыли и т.д. Кто по ним рассматривался и на предмет чего-увы, неизвестно. Автор позднее расскажет о тех делах, которые вел Назаров в Полтаве
Например, дело «Мастера»-«немецкая контрреволюционная группировка, возглавлявшаяся братьями Яш. По нему арестованы Бужинский, Луценко и Гриценко. Дело находится на судтройке». Это дело роковым образом отозвалось на Назарове, но об этом речь впереди. То есть, дела «Воинственные», «Болото», «Мятежники»– могли быть позднейшими делами и не по бандитизму.

И появились награды за службу.
В 1920году за борьбу с бандами объявлена благодарность в приказе по ОО 12 армии.
7 декабря 1922 года в честь юбилея ОГПУ награжден премией 50 миллионов рублей, полтора аршина сукна и 2 пары носок. На новом месте он работает всего полгода, но его нашли нужным отметить, пусть даже эта премия кому-то покажется мелочью.
За уничтожение банд на Сумщине объявлена благодарность по приказе Харьковского Губотдела ГПУ
К 10летию органов ГПУ награжден Лубенским окружным исполкомом оружием системы «Маузер» №3.
В 1931 году в годовщину органов ЧК-ОГПУ Кременчугским горсоветом награжден «Маузером» №2.
В 15 годовщину ЧК-ОГПУ Коллегией ОГПУ награжден грамотой и пистолетом Коровина.
И снова загадка или несколько.
При аресте у Назарова изъяты только два пистолета. Маузер №385223 и браунинг №33515. Маузер – судя по серийному номеру-модель 1912 года, то есть именно его вручили Назарову от имени Кременчугского горсовета. Но откуда браунинг? Или, если был действительно браунинг, то куда делись еще два наградных пистолета? Автору встречались такие обозначения пистолета, как «Браунинг-Коровина», то бишь, если наградной Коровин назван также, то уже два пистолета из наградных обнаруживаются, но снова нет того самого «маузера №3». Какая именно модель так обозначена, сказать сложно, видимо, карманные модели образца 1910 или 1914
Пояснение этому факту отсутствия, возможно, такое: у двух сотрудников НКВД при аресте изымались пистолеты и дома, и на службе, поэтому на них оформлялись две бумаги. Поскольку Назаров арестован в Киеве, возможно, он взял один с собой, а остальные два остались дома, потому и попали в опись. «Киевский» пистолет изымался именно там, и бумага на него отчего-то не переслана (или не должна была пересылаться). То, что Михаил Николаевич взял с собой «лубенский» пистолет, тоже психологически объяснимо.
 
Доступ закрыт.
  • Чтобы отвечать в темах данного форума Вам нужно авторизоваться на сайте