Кременчугские артсклады. История которую мы не знаем

0
AD
Горожане
+ 186
Великий Гуру
нижегородец (19.06.2020, 09:18) писал:
AD (17.06.2020, 19:44) писал:Как оказалось,на Артскладе клуб назывался ИМЕНИ ДВУХ.
Кто эти два- тайна велика есть.


AD, в кременчугских газетах того времени упоминается и клуб имени ШЕСТИ.
Кто эти шестеро - еще одна тайна.

Это как раз не тайна.
Шесть работниц ,казненных белыми за сочувствие советской власти у моста.
М.Голодный даже поэму сочинил про это,и раньше мемориальная доска была на месте их казни.
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
AD
Горожане
+ 186
Великий Гуру
Дальнейшие поиски принесли новые фамилии сотрудников артсклада и новые сведения о нем.
Тарнушкин Федор Митрофанович
Массалов Аркадий Александрович
Попов Иван Михайлович
Дибольд Игорь Робертович
Киро-Давыдюк Мария Петровна
Компан Елена Яковлевна
Останец Григорий Демьянович
Тарнушкин и Дибольд были осуждены за антисоветскую агитацию, Киро-Давыдюк за недонесение о деятельности мужа, осужденного за измену Родине, Компан-за шпионаж в пользу Афганистана. Массалов -его дело фрагментарно было известно и ранее, поэтому будет рассмотрено в соответствующей главе. Дело Останца пока не разыскано.
Несмотря на то, что в указанных делах содержится немало интересных и поучительных сведений, эти дела по большей части рассматриваться в книге не будут, так как материалов о деятельности склада почти не содержат. Но дело Попова, хотя тоже он осужден за антисоветскую агитацию, выделяется богатством материала по деятельности артскладов №27 и 29, то есть печально известного склада в Балаклее. Там просматривается назревание тех симптомов опасного отношения к порученному делу, которые пышным цветом расцвели потом.
И второе значение этого дела. Попова судил трибунал в Харькове, благодаря чему многие фигуранты предыдущих дел на его заседании присутствовали как свидетели и высказывали претензии к работе Попова. Читателю любопытно будет узнать, что сослуживцы у него в работе находили то, что через некоторое время нашли у них.
Итак, дело №7875 (номер дела менялся) на Попова Ивана Михайловича, начатое 28 августа 1936 года.
Первоначально он обвинялся по статье 54, части 7, в дальнейшем дело было переквалифицировано на часть 10. Всего в нем 247 страниц.
Ордер на арест подписан 27 августа. При аресте изъяты документы, служебные записки, двуствольное охотничье ружье и девять нагановских патронов.
С двустволкой позже произошла такая история. В октябре следователь Борбах пишет постановление, что изъятое при аресте ружье передано жене арестованного в связи с ее тяжелым материальным положением для реализации, принимая во внимание то, что оружие не является вещественным доказательством по делу. Это прямо какое-то другое НКВД, заботящееся о семьях арестованных врагов народа! Постановление датировано 27м октября 1936 года, подписано Борбахом и его начальником Бориным (страница 11). Что интересно, в 1939м Борина обвиняли в том, что он ранее присвоил изъятые у арестованных охотничье ружье и брошь, а также позволял это делать нескольким своим приближенным. Это тоже какой-то другой Борин.
Согласно анкете, Иван Михайлович родился 24 февраля 1902 года в городе Усмань Воронежской области (так в тексте), на момент ареста проживал в городе Кременчуге в доме по улице Коцюбинского 5 ( там жили многие его сотрудники, в частности Кузьмин и Трахтенберг, упомянутые выше) и являлся помощником начальника склада №27 по складской части.
По специальности артиллерийский пиротехник. Отец его занимался садоводством и городничеством, из мешан, имел дом.
Социальное происхождение самого арестованного: из мещан, служащий.
Паспорта не имел, так как после увольнения со службы не успел оформить.
До революции учился в четырехклассном городском училище, после революции учился на педагогических курсах, с 1921 года в Красной Армии. На педкурсах прошел 1 год обучения, закончил также Ленинградскую школу пиротехников.
Был членом КП(б)У с 1928 года, исключен в 1936 году за сочувствие лидеру Зиновьевской оппозиции Евдокимову как к бывшему рабочему.
Уволен из РККА по ст. 43 (пункт 4А). Судебным преследованиям не подвергался, но по службе имел взыскания.
В белых и иных КР армиях не служил.
Состав семьи- жена Галина Романовна и сын Саша.
Внешне: высокого роста, худощав.
Поскольку Попов обвинялся во вредительстве, то для проверки обстоятельств дела было оформлено постановление, которым складу предписывалось создать комиссию из 3 человек квалифицированных работников, которым нужно изучить работу Попова и задокументировать для следственного дела такие аспекты работы:
1. Как пом. начальника склада по производственной части:
А) выполнение производственной программы мастерскими «Б», «Ж», «М» при руководстве Попова и до назначения Попова на эту должность.
Б) качество выпускаемой продукции названными мастерскими, борьба с бракоделами и нарушителями техники безопасности
В) Проверить факт выпуска 5000 штук 76мм выстрелов с двумя картонными крышками в гильзах, что имело место в апреле 1935 года
Г) Участие в руководстве стахановским движением, задержки выплаты зарплаты рабочим мастерских, уравниловки в оплате труда и т.д.
2. По должности пом. Начальника склада по складской части
А.) качество руководства отделами
Б) факты некомплектности хранения артвыстрелов
В) плохое качество хранения и последствия…
Г) Факты нарушения инструкции и приказа НКО по вопросу хранения боеприпасов.
Впрочем, в постановлении об аресте фигурирует систематическая контрреволюционная троцкистская агитация.
25 октября 1936 года лейтенант госбезопасности Борбах постановил, что полученные документы о деятельности Попова на складах №27 и 29 подлежат приобщению к делу.
Автор предполагает, что НКВД был получен некий материал о вредительской деятельности Попова, но он носил достаточно общий характер вроде «плохого руководства стахановским движением». Но в нем имелся и серьезный факт о неправильном комлектовании 76мм выстрелов в количестве 5000 штук. Следует напомнить читателям, что боекомплект 76мм орудий составлял 60 штук на орудие, то есть неправильно укомплектованы были свыше 80 БК.
Борбах получил документы и подшил их к делу.
Согласно выписке из приказа №86 по артскладу №29 от 21 мая 1931 года. Попову, как исполняющему должность начальника мастерской «Б» объявлен выговор за отсутствие контроля как в отношении учета, так и в отношении оформления документов, вследствие чего зарплата была выплачена несвоевременно.
**
Следующий документ №0247 и датированный 1935 годом адресован начальнику отдела Артиллерийских баз РККА и посвящен результатам работы в 1931 году мастерской «Б» артсклада №29.
Как оказалось, в 1935 году при ремонте партии 76мм шнейдеритовых гранат к полковой пушке в количестве 10487 штук, в гильзе одного патрона обнаружен кусок стекла.
При ремонте шрапнелей к той же пушке в количестве 22417 штук было обнаружено три шрапнели, в которых засыпан песок вместо пороха, а у одной в центральном канале пороха нет. А его отверстие заткнуто куском ветоши.
Установить виновников не представлялось возможным, но руководство склада полагало, что этими четырьмя выстрелами дело не ограничивается, и просило распоряжения, нужно ли проверять имеющиеся 176356 76мм выстрелов сборки этого периода.
Кстати, руководство склада полагало, что это не разгильдяйство, а намеренное действие.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ.
Шрапнели без пороха вообще и с песком вместо него могут нанести урон врагу только прямым попаданием. То есть исправная шрапнель поражает врага на участке глубиной 150-200 и шириной 20-30 метров. Неисправная, поскольку не сработает–на участке близком по размеру к корпусу снаряда.
Выше, в рассказе об проверках артсклада №27 рассказывалось о попаданиях посторонних предметов в порох на нем, и приводилась цитата из руководства о ремонте боеприпасов о недопустимости этого.
Вот читатель может себе представить, что разрешение из Москвы получено и 176 тысяч выстрелов проверяются на предмет поиска посторонних включений, для чего выстрел распатронивается, пересматривается, есть ли нештатные предметы в гильзе. В случае шрапнелей разбирается еще и сам снаряд- не пуст ли центральный канал, и порох ли там или песок и пр.
Если мы оценим стоимость разборки и сборки каждого выстрела в скромную сумму три рубля, то внезапный расход на это составит около полумиллиона рублей.
Выше также говорилось о том, что воентехник Трахтенберг перепортил все выстрелы 76мм, что есть в округе. Как видим, для этого сильно много не надо. Три-четыре случая халтуры (даже без злого умысла), обнаружение этого, реакция начальства на проверку (и вполне правильная), итого мастерские завалены работой выше крыш их. При этом тысячи выстрелов подвергаются проверке, а еще тысячи переходят в категорию сомнительно годных. Возможно, это даже будет Сизифовым трудом, и ничего плохого не найдется. Но приличная сумма потрачена на…Предоставим читателям, право назвать это явление самостоятельно.
**
Документ №01238 это иллюстрирует. Согласно нему. проведена поверка 5 процентов наличных шрапнелей указанных партий 1931 года в количестве 3755 штук. Гранатные патроны еще не осматривались, так как работники склада заняты параллельно и отгрузкой имущества. Работа с шрапнелями заняла два месяца.
И да, не бесполезно. Найдено 11 шрапнелей без баллистических знаков на корпусе, еще 6 штук с металлическими включениями в порохе в количестве до нескольких граммов металлической стружки, часть имеет в порохе 5-10 кусочков металлической проволоки, одна шрапнель вместо пороха снаряжена бумагой.
**
Следующий документ рассказывает о том, что в 1925 году складом №29 получено партия из 2500 шрапнелей, при поверке которых «огромное число» было вообще не снаряжено.
Ремонт их был запланирован и затребован порох для досыпания в них. Сначала нашли 26 штук, потом еще семь, потом сам Попов нашел еще две. Порох в них отсутствовал в донной камере, то есть поражение врагу эти шрапнели могли нанести лишь прямым попаданием во врага. Претензии в документе высказываются некоему Каргину, поэтому здесь о нем речи не будет. Речь идет о том, что возможно появление новых партий бракованных выстрелов.
**
Копия приказа №37-0 от 31 марта 1932 года.
Начальником склада проведена проверка соблюдения техники безопасности на складе.
Выявлено, что в корпусе №1 имеется около 70 ящиков пороха от распатронированных патронов и другие элементы гранатных выстрелов. В корпусе №2 -значительное количество готовой продукции.
На путях возле мастерской стоит три вагона невывезенного пороха, еще вагон с остатками пороха и пустой вагон, и мотовоз, чем серьезно затруднены подъезд к мастерским. Вокруг корпусов значительное количество пустой тары.
За оставление вагонов возле мастерской начальнику отдела №4 Попову объявлен выговор. Другие тоже пострадали.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Таким образом, в результате действий и бездействий создана пожаро- и взрывоопасная ситуация- три вагона пороха снаружи, много ящиков пороха и готовых боеприпасов внутри, куча топлива в виде пустой тары и невозможно откатить вагоны с порохом подальше от возможного пожара.
И снова-что делает начальник склада Бабанский, обнаружив эту ситуацию? Разгребает ее, а потом наказывает виноватых.
Что делает начальник склада №27 Булгаков, у которого на пороховой площадке лежат гораздо большие запасы пороха? Ничего.
**
Последующие документы посвящены производственным характеристикам мастерской «Б» склада №29.
Здесь интересными являются цифры ремонта химических боеприпасов.
Согласно ним, проведен ремонт 40316 единиц, чем план выполнен на 145,28%, кроме того, проведено патронирование хим. снарядов в количестве 900 штук.
**
Приказ от 31 марта 1932 года.
Попову объявлен выговор за неприятие мер по защите хранилища от паводковых вод, в результате чего вода зашла в хранилище, подошла к штабелям и стояла там до полудня. А Попов и товарищ Курс не знали, что для того у них имеются смоленые доски, чтобы боеприпасы не пострадали. Не принявшим меры объявлен выговор, а последующим пунктом указано о том, куда перемещать боеприпасы из залитого хранилища.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
.
Это к вопросу о цене действия и бездействия. Сейчас сотрудники перемещают боеприпасы в другие хранилища, потом вернут их оттуда обратно. Человеко-часы, снова человеко-часы, даже если боеприпасы не пострадали от воды. Лишняя нагрузка на казну.
**
История с отправкой подмокших рам для складирования боеприпасов от 25 декабря 1930 года.
Поскольку рамы были мокрыми, а трафареты с обозначениями были нанесены вот-вот, то эти трафареты смывались. Погрузку прекратили, начали перемещать вагоны, в результате те вагоны, в которые нужно было грузить другое имущество, поставили за километр от хранилища оного имущества, напутали с отправными билетами и пр.
Виноват, конечно, не только начальник мастерской «Б» Попов, но и многие другие, в том числе:
товарищ Проников- в том, что выдавал продуцию «с корпуса с мокрыми трафаретами».
товарищ Веник-как ответственный за погрузку патронов с мокрыми трафаретами и несвоевременное донесение начальству о размазанных трафаретах.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
История о том же, то есть о порядке. Невовремя нанесли на тару данные о том, какая партия боеприпасов-надпись размазалась и задала задачку принимающим, а что это за партия-эта или другая?
Пусть читатель запомнит фамилии: Веник и Проников- о их работе на артскладе №72 он прочтет в следующей главе. Пристрастие к мокрому хранению имущества их одолевало еще долго.
**
Приказ №78 от 8 мая 1931 года.
Попову объявлен выговор за формальное составление операционных планов и то, что не вел должного учета движения имущества.
**
Расследование 1930 года:
Согласно акту комиссии №590-3 от 7 августа 1930 года выяснилось, что на складе куда-то пропали 545 зарядов к 203мм английской гаубице Виккерса. А с дымным порохом в количестве почти 300кг вообще творится нечто невообразимое- то его недостаток есть, то есть его избыток в количестве 400 кг пороха. Как выяснилось, сначала был недостаток, потом предложили при распатронировании выстрелов не учитывать в приходе полученный из них порох, оттого недостаток и избыток взаимно покроются. Распатронировались же около 4000 76мм выстрелов, которые в результате каких-то ошибок с учетом появились как бы ниоткуда. Ибо не числились, но имелись.
Это было расценено как практически подлог, и товарища Попова, имевшего некоторое отношение к этим манипуляциям с порохом, предложили привлечь по статье 17-206 пункт «а» УК.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
То есть в нормальных условиях работы вольности с учетом, при которых появляются и пропадают пороховые элементы на 1000 выстрелов, одновременно существуют и не существуют 14 тысяч виртуальных противогазов, квалифицируются как уголовное преступление.
Но настораживает то, что при еще скромных запасах боеприпасов возможна пропажа больше 4 тонн пороха и внезапное появления 4000 76мм выстрелов. Автор не имеет точных данных о заряде к 203мм гаубицам и принял его для подсчета за 8кг.
**

Акт проверки деятельности Попова от 15 сентября 1936 года.
Среди исполнителей уже известный читателям З.М. Трахтенберг.
В акте сказано, что Попов состоял помначсклада по производству с 15 февраля 1935 года по 9 января 1936 года. За это время ни одна из трех мастерских план не выполнила. Процент выполнения от 65 до 76 процентов.
За 1935-36 год мастерская «М» изготовила много недоброкачественной продукции.
Далее приводится пример результата осмотра 3973 76мм выстрелов, у которых есть многочисленные дефекты. Так, у одной из партий, помянутых в акте, 37 процентов выстрелов не проходят в поверочную камеру,
у другой- у 5 процентов выстрелов излишне выступает капсюльная втулка.
1166 122мм выстрелов тоже имеют множество дефектов (здесь они не приводятся), при этом до половины этих выстрелов уже отправлено в части.
В 1935 году мастерская «Б» столкнулась с фактом, что поставленные в нее картонные крышки меньше по размеру, чем нужно. По решению Попова в выстрел были установлены две крышки, что запрещалось инструкцией АУ РККА.
Таких выстрелов было 10567 штук к пушке обр. 02-30 года.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Как уже говорилось, непроходящий в поверочную камеру опасен разрывом ствола.
Если же излишне выступает капсюльная втулка, то она может сработать нештатно, еще до того, как затвор будет закрыт. Гильзу разорвет и осколки поразят расчет.
И снова- АУ предписывает, а на местах указания игнорируют.
**
Как руководил Попов своими подчиненными:
1. В мастерской М он бывал всего 2-3 раза и по личным надобностям.
2. Дал приказание врид начальника мастерской «Б» Шляпникову включить продукцию, произведенную 1 июля в выполнение плана июня месяца.
3. Выступил с ругательной речью по отношению к техникам Шляпникову и Коноваленко, болевших за дело, обозвав из бюрократами, в противовес им привел примером двух рабочих, назвав их примерными, но они не были ни примерными, ни лучшими.
С 9 января был заместителем начальника по хранению и в хранилищах бывал редко. На 3 отделе бывал всего трижды и то больше интересовался имеющейся там оптикой. Ни одну отправку не проконтролировал лично, что нарушало директиву АУ РККА.
В период с 26 по 29 мая складом было загружено и отправлено 100 вагонов имущества, но ни один не был проверен Поповым.
За год имелось до 25 случаев засылок и недосылок имущества. Руководство Поповым ограничивалось написанием резолюций на бумагах, практических указаний он не давал.
Несколько циркуляров Центра несет на себе резолюции Попова об ознакомлении с ними техсостава, но реально техсостав с ними не был ознакомлен, а знакомы лишь 3 человека (начальники отделов).
В отделе №1 патроны к ДРП хранились вместе с гранпатронами, что прямо запрещалось, Попов знал об этом, но ничего не предпринимал.
Для нужд мастерской «Б» из хранения были изъяты капсюльные втулки в герметичной упаковке, взамен в запас были вложены втулки старые и в негерметичной упаковке.
152мм снаряды с течью тротила по его приказанию были выгружены на открытом воздухе под прямыми солнечными лучами, что усилило течь тротила. Они так лежали с апреля по июль 1936 года, хотя этим летом часто случались грозы.
Взял для личного пользования бинокль из числа находящихся на хранении, разрешил технику Ткаченко взять для охоты хранящееся в отделе охотничье ружье, отдал 2 килограмма своего некачественного пороха в хранилище, взамен потребовал хороший порох из числа хранившегося.
Его отношение к марксо-ленинской учебе отражено как наплевательское.
**
В следующем документе приведено расписание занятий с техническим составом (здесь не приводится).
**
Имеется характеристика, где о Попове добрые слова практически отсутствуют. Самое лучшее, что сказано- что имеет большой практический опыт, но на работе это положительно не сказывается.
**
Протокол допроса от 28 августа 1936 года.
Следователь задавал вопросы о разговоре Попова с неким Сурковым, которому он якобы высказывал разные троцкистские мысли, но Попов отвечал, что этого не было. Затем он признался, что ему из оппозиционеров было жалко Евдокимова, который по происхождению рабочий и лично знаком Попову. Затем Попов признался, что скрыл свое соцпроисхождение, что и послужило причиной исключения из партии.
В другом протоколе допроса он уточняет, что назвался сыном рабочего и рабочим, потому что ему стыдно было называть себя по происхождению мещанином.
Затем Попова регулярно спрашивали про участие в троцкистской агитации, но он стоял на своем, что к этому не имел отношения. Следователь вспомнил про описанный выше эпизод времен его работы в Балаклее, когда в шрапнелях вместо пороха обнаруживались посторонние предметы или вообще не было пороха и спросил Попова, признает ли он себя виновным в этом.
Он себя в этом виновным не признал, а многочисленные дефекты выстрелов пояснил тем, что у него не хватало квалифицированных людей, сам он был еще не здоров после двухмесячной болезни и пр.
Отсутствие баллистических знаков он считал несущественным дефектом.
Откуда взялась металлическая проволока в гильзах–это он пояснить не смог, ибо не знал, откуда она там взялась.
Далее Попова регулярно спрашивали про недостатки в хранении боеприпасов, но единственное, что он признал, что недостаточно был требователен к браковщикам продукции, из-за чего и имелись дефекты в принятых боеприпасах.
Борбах задавал вопрос о том, что при сдаче им дел выяснилась недостача 1500 револьверных патронов-куда их дел Попов?
Он ответил, что да, недостача была, надзиратели хранилищ заявили, что ранее эти патроны были отправлены в какую-то часть.
На вопросы о разных вещах вроде закрашенных центрирующих утолщениях он бодро отвечал, что снаряды так и хранятся, а Борбах не имел должной квалификации, чтобы его уличить.
Связь с оппозицией, хоть троцкистской, хоть правой, он упорно отрицал.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Сурков, как выяснилось, работник склада №29 в Балаклее. Позднее он будет свидетелем на заседании трибунала по делу Попова.
О несущественности отсутствия или неправильности баллистических знаков– об этом будут говорить и товарищи с полтавского артсклада. Возможно, это было общим мнением, хотя и неправильным.
Пояснение к мещанскому происхождению. Отец Попова был арендатором, а не рабочим, но, если он происходил из мещан, то и сам он и Попов-младший обязаны указывать, что по соцпроисхождению они из мещан. Разумеется, мещанин тоже может работать рабочим (и даже были дворяне с рабочими профессиями), но тут есть возможность укоротить себе кандидатский стаж и быстрее стать членом партии. Реакция по исключению Попова поясняется тем, что он уличен в неправдивости и оттого утратил доверие к себе.
Пропавшие патроны–это тоже о порядке. Если надзиратели помнят, что патроны отправлялись, то где-то должны иметься бумаги, согласно которым патроны отправлены, а в карточки хранения должно быть внесено, что некогда столько-то патронов снято с хранения. Очевидно, следов их не нашли. Хорошо, что надзиратели помнили, а не просто говорили, что не знают ничего.
**
Циркулярное письмо из АУ РККА №350550с, подписанное н.п. Начальник управления Артбаз ГАУ РККА Ольшевским. Датировано мартом 1934 года (точная дата под прошивкой дела).
Документ отражает беспокойство АУ тем, что мастерские артскладов при комплектации выстрелов допускают отклонения при его сборке, заменяя, например, обтюратор картонным кружком, собирая цилиндрики из нескольких частей и пр.. В результате подобранный заряд пороха для выстрела не дает нужных скоростей.
Товарищ Ольшевский запрещает вносить в комплектацию выстрелов какие-то изменения без его личного разрешения. «При обнаружении подобных фактов буду налагать взыскания на пом. начальников по техчасти и начальников мастерских.»
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
«Хотели, как лучше, а получилось как всегда». Работники мастерской склада №39 не от хорошей жизни начали собирать цилиндрики из нескольких частей, а от нехватки комплектующих, причем явно копеечных, но необходимых. Вставишь самодельный цилиндрик- выстрел не даст нужной скорости (а это уже изменение его баллистики, которого на батарее не ожидают. Не вставишь, а будешь ждать поставок комплектующих- не выполнишь план.
Как быть? Для того ты и начальник, чтобы решать такие вопросы.
Но вольности с баллистикой не должны иметь место.
**
16 сентября был допрошен в качестве свидетеля З.М Трахтенберг.
И следствие от него получило вот что:
1. Попов…после убийства т. Кирова высказал сожаление с троцкистско-зиновьевской форме (?), за что был исключен из партии. Рассматривая с этой точки зрения служебную деятельность, необходимо отметить, что она может быть рассмотрена как вредительская. Об этом могут свидетельствовать следующие факты.
2. После чего Трахтенберг повторил ранее упомянутые в акте от 15 сентября претензии к хранению, нарушения приказов и прочее.
Далее свидетель сообщил, что несмотря на практический опыт, Попов помощи подчиненным не оказывал, предоставив их самих себе
Еще Трахтенберг указал, что ранее на этой должности работал Ионов, не имевший практических навыков по хранению. Но Попов ничего не сделал, чтобы тому помочь.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Фраза о сожалении сформулирована не автором, да еще и записана не очень понятно.
Воентехник Трахтенберг однозначно должен был фиксировать нарушения, допущенные Поповым в работе, участвуя в проверке и составлении акта о результатах ее. И следствию он обязан сообщить о том же. Формально он так же должен был сказать о политических взглядах Попова. Но вот увязывание нарушения Попова с его политическими взглядами в форме оценки работы как вредительской–это чья-то отсебятина. Либо Трахтенберга, либо Борбаха.
Впрочем, если Трахтенберг лично постарался утопить Попова политическими обвинениями-то он довольно быстро понял, чем это чревато на собственном опыте. Дополнительным мазком в его портрете служит то, что то, в чем обвинялтся Попов по работе, делал и сам Трахтенберг, как до ареста Попова, так и после. Скажем, если брак в работе мастерской «Б» мог быть и по объективным причинам, то вот засылки-недосылки боеприпасов- вещь чисто субъективная. И не Попов, а потом Фостий лично приказывали отправить взрыватели и снаряды не туда, куда нужно. Этим занимались нижестоящие товарищи, может, даже и сам Трахтенберг. А вот почему, зная, что действия Попова расценены им, следствием и трибуналом как наносящие ущерб армии и стране, он сам повторяет их в тех же масштабах–это уже тайны души Зюзи Марковича. Если они состоят в разных заговорщических организациях (один в левотроцкистской, другой в правотроцкистской)– все логично. Но автор обещал не вдаваться в политику и не будет. Оттого выводы предоставляет сделать самим читателям.
**
21 сентября был допрошен уже известный нам Кузьмин.
Он сообщил, что общался с Поповым не только по службе, но и неформально, так как оба были любителями охоты и бывали друг у друга дома.
Разговоров на темы политики между ними не было.
По поводу работы им сказано следующее: Попов полностью устранился от мобилизационной работы и за четыре месяца ею совсем не занимался.
Когда он служил пом. начальника склада по производству, то в работу мастерской «Б» не вникал. Хотя и имел хорошую техническую подготовку, в производственных вопросах никакой помощи не оказывал. Саму мастерскую посещал только для того, чтобы что -то сделать.
Далее идет рассказ про выпуск 76мм снарядов с двумя картонными крышками, хотя такое запрещалось АУ РККА. Таких снарядов было впущено около 30000.
Уже в июле 1936 года выпушено около 5000 76мм снарядов со шнейдеритовым снаряжением, которые имели какие-то дефекты (к сожалению, запись разобрать не удалось).
Далее Кузьмин рассказал про неправильное клеймение 12000 152мм выстрелов не 31 годом, а 34 (эта история ранее уже излагалась).


ПРОТОКОЛ допроса начальника склада Булгакова Н.И от 26 сентября 1936 года.
Начальник склада допрашивался в качестве свидетеля.
Ему был задан вопрос: давали ли вы распоряжение Попову как помощнику по складской части о приемке 76мм патронов с дефектами до 20 процентов от их числа, как-то со стертой краской и раковинами?
Ответ: Я таких распоряжений не давал, хотя был случай, когда мы с Поповым принимали патроны после отпотевания, хотя я лично не считал это дефектом
Вопрос: Все ли планы перемещения имущества по отделам были обоснованны, как, например, перемещение из хранилища №25 в хранилище №6 крупнокалиберных патронов, а из №8 в №1 152мм заряды, а впоследствии все было возвращено на прежнее место?
Булгаков ответил, что давал на это санкцию, но это делалось временно, до поиска подходящего места, что Попов и выполнил.
Вопрос: Кем была установлена очередность перемещения патронов ДРП из 5 хранилища во вторую очередь?
Ответ: Поповым.
Вопрос: Санкционировали ли вы Попову хранение 37мм патронов в 6 хранилище с пыжами и обтюраторами?
Ответ: Нет
Вопрос: В чем состоит вина Попова в несвоевременном распределении имущества для хранения по степени его опасности?
Ответ: Попов относился к своим обязанностям как чиновник, имеющееся имущество не изучал, отсюда не улучшал хранение имущества, а тормозил хранение.
Докладывал о невозможности выполнения намеченных планов.
На этом его допрос был закончен.
Затем было составлено обвинительное заключение, в котором он обвинялся по статье 54-10. В заключении упоминалось о подрыве им боеспособности частей РККА, но лишь как следствии его антисоветского настроя. В членстве в заговорах он не обвинялся. Основными обвинениями были политические, по специальности: то, что он считал снаряжательные планы АУ РККА завышенными и невыполнимыми. Довел мастерскую «Б» до глубокого прорыва.
Будучи назначенным на составление плана ПВО объекта, включил в число команд давно уволенных в запас людей.
Прочие обвинения ранее уже рассматривались в актах поверки.
Был составлен также список свидетелей для Военного трибунала.
В нем имелось 17 человек, в том числе 5 из Балаклеи, и 10 с артсклада №27.
Это уже известные читателю Коннов, Ткаченко, Трахтенберг, Носуленко, Фостий, Кузьмин, Булгаков, Массалов и ранее не упоминавшиеся автором Почта Н.В. и Резниченко А.К.

Заседание Военного трибунала 14 стрелкового корпуса состоялось 20 января 1937 года в Харькове. Большая часть свидетелей прибыла, кроме двух, причины неявки которых остались неизвестными. Кременчугские же свидетели прибыли в полном составе.
В заседании Попов отводов составу суда не сделал. По поводу своей вины сообщил, что признает себя виновным только в части сокрытия своего соцпроисхождения. Все остальные обвинения не признает и желает дать пояснения.
Далее он высказал свои возражения на политические обвинения.
Про свою работу начальником мастерской и невыполнение плана ею сообщил, что мастерская не выполняла планы из-за необеспеченности сырьем. Увеличивать же нормы выработки и пр. он опасался, так как при перегрузке люди могут совершать больше ошибок и тем подвергать всех дополнительному риску.
Мастерские тогда же не имели постоянного притока однородной продукции, поэтому рабочие часто занимались ремонтом уже других боеприпасов, что мешало им совершенствоваться и увеличивать производительность.
По поводу того, что некоторые снаряды были заполнены вместо пороха песком, то он считает это несущественным, ибо для пристрелки используются именно такие снаряды с песком.
Далее были заслушаны свидетели со склада №29. Впечатления о подсудимом у них были крайне разнообразные. Свидетельница Чернокнижная охарактеризовала Попова хорошо. Сказала, что ничего антисоветского он не говорил, а если склад не выполнял планы, то это из-за недостатка запчастей и материалов. Однажды им был составлен чертеж мерного цилиндрика, и несколько штук были им самолично изготовлены. Когда по чертежу их пытались сделать другие рабочие, то цилиндрики получались то меньше, то больше нужного. Она также сказала, что для учебных целей они изготавливали снаряды с песком. Также сообщила, что Попов был против норм выработки, а потом и против доведения плана.
Зато другая свидетельница Волохонева сообщила, что он издевался над рабочими, и лично ее водил по морозу, не давал никакой работы.
Чернокнижная ей возразила, что никогда не видела, чтобы Попов издевался над работниками и работницами.
И Попов тоже сообщил, что никогда не издевался, а историю с Волохоневой не помнит.
Товарищ Сурков снова описал историю с сожалением об оппозиционерах.
Свидетель Гавриленко сказал, что ничего антисоветского от Попова он не слышал, зато Попов игнорировал все предписания пожарной охраны. И про то, что галошами рабочих можно было обеспечить, особенно тех, кто работал на дымных порохах.
Свидетельница Чернокнижная сообщила, что в кабинки, где работали с дымными порохами, работников без галош не пускали.
Гавриленко же сказал, что нарушения со стороны Попова были как система. Выявленные недостатки устранялись, но очень тяжело.
Свидетель Повстяной снова рассказал о политических ошибках Попова.
Затем пришло время кременчугских свидетелей.
Свидетель Коннов рассказал, что Попов хорошо отзывался о Троцком.
Попов отрицал это.
Коннов на вопрос члена суда ответил, что разговор был, и он на следующий день информировал о нем уполномоченного.
Свидетель Булгаков.
Никаких контрреволюционных разговоров от Попова он не слышал. Вообще Попов редко советовался с начальством, что надо делать, но однажды Булгаков сказал Попову, что дело не в количестве людей, а в их правильной расстановке.
Свидетель Ткаченко.
Он ничего контрреволюционного от Попова не слышал. Работая под руководством Попова, может отметить, что со стороны Попова руководство 3 отделом отсутствовало, в связи с чем была некоторая запущенность в работе. Третий отдел производит отправку продукции. Планы выполнялись.
Попов ответил на вопрос председательствующего, что 3 отдел он посещал редко.
Свидетель Трахтенберг.
При Попове в отделе много работы делалось впустую. Проверки имущества Попов не производил. О контрреволюционных разговорах по складу ему ничего не известно.
На вопрос суда свидетель Булгаков ответил, что при Попове 1 отдел работал хуже других, потому что Попов не руководил его работой
На вопрос члена суда Попов ответил, что 1 отдел он излазал вдоль и поперек, так как боялся, что ему придется отвечать за брак других.
Тут снова спросили Булгакова, и он сказал: «Подтверждаю, что он плохо руководил первым отделом».
Свидетель Резниченко, начальник пожарной охраны склада №27.
–О контрреволюционной работе Попова мне ничего не известно. Я проводил проверку склада в противопожарном отношении составил акт, доложил начальнику склада, который передал к исполнению Попову. Но последний ничего не сделал. Попов уклонялся от выполнения некоторых мероприятий по отделам.
Свидетель Носуленко, заведующий хранилищем склада №27.
–О контрреволюционных разговорах Попова мне ничего не известно. В июне месяце 1936 года у нас проводила (неразборчиво) комплектация снарядов. Мне дали распоряжение от начальника отдела завезти одни заряды, потом другие и в конце-концов в третий раз пришлось завозить новые. Работа ответственная. перебрасывать приходилось по несколько вагонов. По чьему распоряжению это делалось, сказать не могу.
Свидетель Фостий.
–Ввиду отсутствия конкретных указаний от Попова, какое количество и каких комплектов нужно подготовить, происходила совершено излишняя перевозка деталей из хранилища в мастерские и обратно. Со стороны Попова отсутствовало руководство отделами.
Свидетель Кузьмин.
–О контрреволюционной деятельности Попова мне ничего не известно. Знаю, что Попов плохо руководил мастерской. Мастерская программу не выполнила виду плохой организации и недостатка элементов.
Свидетель Почта, зав. хранилищем.
–Попова знаю несколько лет. Никакой контрреволюционной деятельности с его стороны не замечал. Принимая 76мм …патроны, я обнаружил потертости и сказал, что их нужно хранить по третьей категории. Попов же распорядился принимать их по 1 категории.
Спрошенный членом суда, Попов ответил, что осматривал их вместе с начальником склада и брака не обнаружил, оттого и распорядился принимать по 1 категории.
Свидетель Булгаков подтвердил, что такой случай имел место.
Свидетель Массалов, начальник мастерской Литер «Б»
–О контрреволюционной деятельности Попова я ничего не знаю. По работе была некоторая запущенность в отчетности. Мастерск<
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
Iva
Жандармы
+ 219
Аксакал
AD,
Даже, в страшном сне не представлял себе масштабы, явного, вредительства в 30-х годах существования СССР!
Выходит, Сталин был не такой уж слепой деспот! Страна вынуждена была прибегать к таким мерам своей защиты изнутри. Теперь понятно, почему так много снарядов-отказников лежит на полях боёв. Но это, скорее всего, только вершина айсберга. Если такое творилось в военном ведомстве, то что творилось в гражданском производстве?!
Горожане
+ 149
Великий Гуру
Iva (20.10.2020, 09:19) писал:Даже, в страшном сне не представлял себе масштабы, явного, вредительства в 30-х годах существования СССР!
Iva, вот именно поэтому мой кум, когда выпьет, всегда говорил: "Если в 37-ом творилась такая же муйня, как сейчас, то как я понимаю товарища Сталина!"
"Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны".
(с) Ш.Руставели, "Витязь в тигровой шкуре".
Горожане
+ 111
Заслуженный
пенсионер
Iva (20.10.2020, 09:19) писал:Даже, в страшном сне не представлял себе масштабы, явного, вредительства в 30-х годах существования СССР!

Посмотри на сегодняшний день. И если бы вдруг (фантазия) вернулись те времена,даже 60-70 годы, скольких бы сейчас посадили и расстреляли. Вспомним о расстреле директора Елисеевского гастронома. Его зам,кстати, рейхстаг брал...и ничего-посадили. Сегодня ....ну ты и сам все видишь.
AD
Горожане
+ 186
Великий Гуру
Iva (20.10.2020, 09:19) писал:Даже, в страшном сне не представлял себе масштабы, явного, вредительства в 30-х годах существования СССР!

На выбор еще две истории :
1. Как в Шостке (или другом месте) устраивали выбивание глаз.
2. Как в городе Полтаве работали на Франсиско Франко.

Оказалось, что последние строки текста обрезало.

Мастерская при Попове работала средне.
К сожалению, дальнейший участок текста недостаточно разборчив.
Военный трибунал признал Попова виновным в преступлениях, предусмотренных статьей 54-10 ( антисоветская агитация и пропаганда) и приговорил его к 4 годам лишения свободы. По некоторым данным, он умер в начале 1940 года, находясь в местах исполнения наказаний.
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
В данном случае в судебном заседании большая часть свидетелей сообщила, что никакой контрреволюционной агитации
Попов не вел. Против этого есть слова только трех свидетелей: Коннова, Повстяного и Суркова, и неясное сообщение про вождение свидетельницы по морозу. Свидетель Трахтенберг на следствии упоминал про политику, на заседании же сообщил только про претензии к Попову как руководителю.
В тоже время как к руководителю претензии высказывали практически все, за исключением свидетеля Чернокнижной, имеются и материалы дела о нарушениях со стороны Попова и последствиях этого. Но трибунал не принял их во внимание.
Теперь сравним то, что говорили будущие подследственные Массалов, Трахтенберг, Кузьмин, Фостий, Булгаков о претензиях к деятельности Попова и их личные прегрешения (разумеется, отбросив участие в заговоре).
Отчего-то они сочли, что у них все будет по-другому.
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
Горожане
+ 297
Великий Гуру
AD (17.10.2020, 16:17) писал:Компан - за шпионаж в пользу Афганистана.
Интересно было бы узнать про деятельность великой афганской разведки на территории кременчугских артскладов.
И я надеюсь - мы победим.
Больше: я уверен - мы победим. Потому что разум должен победить.

Е. Замятин "Мы"
AD
Горожане
+ 186
Великий Гуру
Здесь-нет. Она обвинялась в шашнях с афганским консулом в период ее жизни в Мары.
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
 
Доступ закрыт.
  • Чтобы отвечать в темах данного форума Вам нужно авторизоваться на сайте