Конференция-2013

0
Горожане
+ 74
Великий Гуру
ПОГОРЕЛОВ СЕРГЕЙ ТИХОНОВИЧ - а це хто?
Горожане
+ 180
Великий Гуру

писатель (16.11.2013, 18:23) писал:ПОГОРЕЛОВ СЕРГЕЙ ТИХОНОВИЧ - а це хто?

Кременчужанин, спортсмен, чемпіон СРСР
"Убогий человечек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит".
Артур Шопенгауэр
Iva
Жандармы
+ 220
Аксакал

Старший сержант запаса (16.11.2013, 17:27) писал:поэтому даем "зеленый свет" студентам.


Да, я разве против?
Просто, что бы мне не пришлось задавать не удобные вопросы.

Старший сержант запаса (16.11.2013, 17:27) писал:К сожалению местные краеведы не выходят на широкую публику


А как они это могут сделать?
Даже, у вас напечататься финансово проблематично.
А по школам я хожу, если приглашают. Завтра, вот, поеду к хлопцам десантникам, если попаду к ним в "офис".
Горожане
+ 180
Великий Гуру

Iva (16.11.2013, 19:07) писал:Даже, у вас напечататься финансово проблематично.

Вроде бы получается напечатать Вашу большую статью.

Iva (16.11.2013, 19:07) писал:Просто, что бы мне не пришлось задавать не удобные вопросы.

Писали девочки-первокурсницы-думаю, что материал совершенно "безобидный".
"Убогий человечек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит".
Артур Шопенгауэр
Iva
Жандармы
+ 220
Аксакал

Старший сержант запаса (16.11.2013, 22:41) писал:Вроде бы получается напечатать Вашу большую статью


Разве?
Ну, спасибо!
Я платил денежку только за малую.

Старший сержант запаса (16.11.2013, 22:41) писал:Писали девочки-первокурсницы-думаю, что материал совершенно "безобидный".


Если так, - вопросов нет!
Горожане
+ 298
Великий Гуру
Написанно про российскую историческую науку, но думаю у нас то же самое.

Под сенью Клио, или как Иван-дурак за кладом ходил (первый год обучения в аспирантуре)

В последнее время я часто сталкиваюсь с полным непониманием окружающими того, что же представляет из себя современная вузовская наука. В первую очередь это касается ее базовой ступени – аспирантуры.

В особенности скудны знания «широкой общественности» в отношении гуманитарных дисциплин, в том числе – истории. В этой статье я стараюсь обобщить свой личный опыт и впечатления моих друзей-аспирантов, обучающихся или уже защитившихся в нескольких региональных вузах по специальности «история». Думаю, что ситуация в высших учебных заведениях Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Казани отличается от описываемой ниже картины. Однако большинство аспирантов нашей необъятной Родины торят тропы научной славы по ступеням бесчисленных корпусов провинциальных вузов. И именно их судьбы определяют облик молодой университетской науки.

Я не претендую на истину в последней инстанции – это лишь картина аспирантуры такой, какой увидел ее Ваш покорный слуга.

Поступая в аспирантуру, большинство молодых и не очень людей, как правило, совершенно не представляет, что это за структура и чем им предстоит заниматься ближайшие три года. При этом, впрочем, почти никто из них не испытывает иллюзий относительно своих карьерных перспектив. Шутки относительно торговли вениками на базаре или трудоустройства охранником после защиты – совершенно обычная вещь даже на первом году обучения. Так что если кого и можно назвать энтузиастами, готовыми принести себя в жертву любимому делу, так это аспирантов-историков. Их умами владеет иной великий обман – почти каждый верит в то, что сможет заниматься той темой, которая его интересует, проблемой, которая действительно актуальна.

Должен признать, многие из «юношей бледных со взором горящим» при этом искренне намеренны разоблачить фальсификаторов и очернителей истории России, отдать, так сказать, Родине свой гражданский долг. Немало аспирантов приносят ради этого в жертву собственные увлечения и интересы – те, кто искренне хотел бы изучать историю Рима или же раннесредневековую Англию, поступают на кафедры новой и новейшей истории России.

Эти иллюзии сохраняются до первого заседания кафедры, на котором утверждается тема будущей диссертации. Здесь выясняется, что в N-ском государственном университете есть, к примеру, сильная школа по изучению кооперации в годы НЭПа или же целая лаборатория по изучению истории интеллигенции (вплоть до эпохи Киевской Руси), но нет ни одного специалиста, который был бы готов взять на себя подготовку диссертации по проблемам Великой Отечественной или гражданской войны. В итоге перед молодыми людьми встают радужные перспективы посвятить три года своей жизни изучению роли интеллигенции в развитии пионерского движения на территории… в период… гг.

Радости не прибавляет и то, что почти всегда аспиранту навязывают тему с региональной тематикой. Это пафосно объясняют тем, что «история России не есть история центральных институтов власти, а совокупность истории отдельных ее регионов». Между собой сами же аспиранты иногда именуют региональные темы «колхозными». Такая вот суровая правда жизни.

Отдельным героям, впрочем, удается выбить для себя тему, имеющую реальное значение для науки. Однако это означает и то, что ближайшие три года им придется воевать на всех фронтах за сохранение общероссийских сюжетов в тексте диссертации.

Существует мнение, что подобный подход к выбору тем объясняется достаточно приземленно. Большинство документов по актуальным вопросам исторической науки сосредоточены в федеральных архивах, расположенных почти исключительно на территории Москвы. Их использование – обязательное условие для написания диссертации. Ни одну работу, написанную только на опубликованных источниках, просто не примут к защите. Региональные же архивы, к сожалению, слишком часто не могут похвастаться богатством материала (равно как и почти все областные научные библиотеки не способны соперничать с РГБ).

Доступность федеральных архивов и библиотек – постоянная головная боль для аспирантов-историков. Если для обитателя Владимира или Калуги вполне реально выбраться в Первопрестольную или на берега Невы на 2 – 4 недели в год, то для жителей Сибири и тем более – Дальнего Востока даже эти весьма скромные сроки могут показаться мечтой.

Проблема состоит даже не в том, что аспирант едет в столицы за свой счет. Жилье ака Квартирный Вопрос – вот истинное имя Абсолютного Зла. Найти в Москве угол, где ты мог бы жить даже не реально необходимые для сбора материала несколько месяцев, а хотя бы неделю – две, крайне сложно, в особенности если у тебя нет в столице родственников или друзей. Хотя даже кровные и дружеские узы зачастую не гарантируют наличия постоянной крыши над головой. Например, к двоюродной сестре после долгой разлуки приехал муж – постоялец, просим с вещами на выход. В квартире нужно некоторое время устроить склад ценной оргтехники – ты же все понимаешь, друг, какая разница, что декабрь на дворе и тебе некуда идти…

Снимать же жилье в Москве или Северной Пальмире при стипендии в 2500 тысячи и не самых доходных подработках, доступных аспиранту, практически невозможно (предложения типа «продать почку» в данном случае не рассматриваются).

Вполне естественно, что при таком раскладе руководство кафедры без всякого злого умысла постарается сделать так, чтобы аспирант взял тему, которую можно освоить на материалах региональных архивов. А так как никому не хочется признаваться, что занимается он совершенно неактуальными исследованиями, на свет появляются теории, оправдывающие подобное историческое крохоборство. А вы говорите «сумма истории отдельных ее регионов»…

Собрав с пола осколки мечтаний, аспиранты убеждают себя в том, что даже «колхозная» диссертация поможет делу борьбы с очернением истории родной страны и начинают потихоньку втягиваться в учебный процесс. Наполеоновские планы сразу взяться за текст диссертации приходится сразу же отмести в сторону – впереди маячит перевод 600 тысяч знаков аутентичного текста на иностранном языке, еженедельные занятия по иностранному и философии, подготовка к экзаменам по каждому из предметов весной и в начале лета.

Больше всего проблем доставляет, естественно, перевод. Во-первых, тексты нужно выбирать именно по теме своей диссертации. А найти книги и статьи по некоторым аспектам истории России на французском или немецком зачастую сложнее, чем отыскать иголку в стоге сена. Впрочем, в целом положение «англичан» мало отличается от их коллег, особенно если это касается малоизученных даже в российской науке тем. Во-вторых, аспирант по факту сдает устный, а не письменный перевод. Он может (и должен) выписывать из текста незнакомые слова с переводом и транскрипцией, но записывать полный вариант переложения текста на русский права не имеет. Знаки принимаются порциями, и каждый визит к преподавателю сопровождается не только чтением и переводом, но и аналитическим пересказом текста. В итоге к маю-июню еще живой, но уже слегка позеленевший аспирант вздыхает полной грудью… Чтобы резко выдохнуть, разом поняв, что его диссертация находится на стадии «твою мать, у меня же еще и диссертация».

Тут он обнаруживает, что архивы уходят летом в отпуск на месяц, причем в каждом заведении время отдыха строго индивидуально. Если аспиранту особенно повезет, то он узнает о практике федеральных архивов периодически закрывать читальные залы на целые месяцы на ремонт (или ограничивать выдачу дел из архивохранилищ).

Многие, плюнув на учебный план, просто устраиваются на временную работу – потому что льгот на транспорте для аспирантов не существует, необходимость грызть время от времени хлеб насущный еще никто не отменял, ксерокопии в библиотеках тоже не бесплатные. Да и быстрая публикация статей тоже требует денег – далеко не все журналы из списка ведущих периодических изданий Высшей Аттестационной Комиссии публикуют статьи аспирантов бесплатно (самое интересное, что речь идет не о действительно авторитетных журналах, а разного рода «Вестниках» региональных университетов). Бесплатная публикация – это долгая публикация. Ускорить же процесс можно исключительно путем жертвоприношения научному Молоху открыток с городами России на общую сумму не ниже 3000 «деревянных».

Как итог, аспирант-историк приходит к концу первого года своего обучения уставшим, во многом разочаровавшимся и зачастую – лишенным осознания того, зачем же он всем этим занимается. Печально, но факт.
И я надеюсь - мы победим.
Больше: я уверен - мы победим. Потому что разум должен победить.

Е. Замятин "Мы"
 
Доступ закрыт.
  • Чтобы отвечать в темах данного форума Вам нужно авторизоваться на сайте